Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск на сайте

ТОП-5

20.10.2011ИСЛОЧЬ

Описание реки Ислочь

Прочитано 12806 раз.

24.10.2011СУЛА

Описание реки Сула

Прочитано 10145 раз.

25.10.2011ПРОНЯ

Описание реки Проня

Прочитано 9346 раз.

06.06.2012СТВИГА

Описание реки Ствига

Прочитано 8538 раз.

05.01.2014НАЗВАННЫЕ

Гора Лысая, 343,2 м

Прочитано 8421 раз.

Облако тегов

Геликтит-ТМ Августовский канал спелеология байдарка Сула спелеоклуб альтаир Ислочь ПОЕХАЛИ! Клява Брест покатушка рогейн велопробег Польша Ельня болото Мнюта ровар паход велосипед турклуб Вилия кемпинг прыток Усса фестиваль Нёман приток Проня спелеологи гонка РТСС ТПМ граница Тышкевич Бярэзіна мультигонка Березина Неман клуб Нарочь Нарочанка EuroVelo-2 маршрут походушка марафон Налибоки Гродно река Бобр паводок Ясельда конкурс туризм Сьцьвіга Ствига Льва Шоша веломаршрут чемпионат кубок активная зона Страча Припять альпинизм велопоход Западный Буг Птичь Сха Вілія Браслаў Полесье Случь Активный 2013 книга соревнования отчет высота пеший поход Спортивный туризм Беловежская Пуща гора Маяк горы архыз школа туризма Хибины новый год гора высшая точка возвышенность гора Лысая гора Высокая Воложинские гостинцы поход вершина ПВД сплав байдарки Двина

НАШИ ДРУЗЬЯ



ИНФО-ПАРТНЁРЫ

На сайте

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0






Главная | О проекте | Обратная связь | Реклама на сайте | Подписка RSS
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | Мой профиль | Регистрация | Выход
Активный туризм в Беларуси
походы, сплавы, восхождения, треккинг, приключения, путешествия, экспедиции, активный отдых
Каталог статей


Главная » Статьи » ЗАГРАНИЧНЫЕ ОТЧЕТЫ » ПЕШИЕ ПОХОДЫ

Сочинение на тему "Как я провела лето 2017" - Часть 1, Кавказ.

автор отчета: Анна Захаренко

Лето 2017 уже история и, надо сказать, история очень насыщенная и масштабная. Положительная или нет - не берусь утверждать, но поучительная – однозначно.

Началось всё с того, что я поныла в нужном месте и в нужное время (в «нужности» я убедилась много позже) о том, что меня достала нудная «сидячая» работа, получила предложение о возможности попробовать себя в более интересном деле, согласилась и стала предвкушать. На работе совершенно не сиделось, мысли нет-нет, да улетали в будущее лето.

И вот он, заветный конец мая. На билет до МинВод денег не было, точнее сказать, денег не было ни на что – решено ехать автостопом, поскольку нашёлся компаньон, но за неделю «до» он уходит совершенно неожиданно в армию, а это значит, что надо искать способ добиралова. С миру по нитке, скидка на «Сливках», и вот у меня на руках билет на автобус до Москвы и на самолёт до МинВод. Накануне отъезда грандиозное отмечание дней рождения моего и Кутька (надо сказать, что отгуляли мы так, что должно хватить до следующего года, за всю боль: 40 человек гостей, стол на земле и танцы! Как я обожаю свой «Альтаир»!!!).

И вот, числа 28-29 мая (точно не помню) я прибываю в Пятигорск, меня встречает руковод - Дима, и ближайшие два дня мы занимается подготовкой «послезавтрашнего» спортивного похода 1 с элементами 3 категории сложности по Кавказу и с восхождением на Эльбрус в финале (к слову сказать, моя третья попытка). Я обязана была на него подняться, потому что, когда меня спрашивали некоторые малознакомые люди, когда я рассказывала им о себе, была ли я на Эльбрусе, я говорила, что нет, но была на пике Ленина, они так разочарованно тянули «аааа» и вздыхали, только вслух не говорили «позорище», что сходить для меня было делом чести! Подготовка похода представляла собой покупку и фасовку продуктов и покупку кухонной мелочёвки типа щёток и разделочных досок в нашем любимом магазине «всё за 20».

В назначенный день прилетает наша группа (очень разношёрстная группа из амбициозных «старичков» и совсем зелёных «новичков»), мы встречаемся с ними, всплывают первые косяки взаимоотношений внутри коллектива, пока списываю всё на то, что люди не знакомы. Завтра выезжаем на маршрут, жарко, а шорты мы не взяли, потому что Дима бил себя пяткой в грудь и говорил, что там холодно и они нам не понадобятся. И вот сейчас моя *опа варится в любимых флисовых штанах. По дороге у одной из наших маршруток, которыми мы едем, отваливается колесо, я понимаю, что что-то не так, только начиная наблюдать кипиш вокруг. Выходим из своей машины и тут я понимаю, что всё-таки произошло, и чем всё могло обернуться. Бурные обсуждения произошедшего, приколы и страхи, оперативная починка авто, и мы едем дальше. Доехали до подъёмника, поднялись по ступенькам пешком вверх (говорят, что 307 штук их), дальше тоже на чём-то ехали, ставили первый лагерь, ели, наверное, разговаривали.

Потом был сам поход. Не могу сказать что-то однозначное по его поводу. Обстановка внутри группы была, мягко говоря, не очень дружественная. Люди не хотели слышать друг друга, не желали взаимодействовать, запоминать было нечего. Горы как всегда выглядели неподражаемо, красиво и очень красиво. Погода капризничала, не давала расслабиться. Я взяла на себя роль замыкающего и сопровождала отстающих участников весь маршрут. Меня это не напрягало совершенно, я отдыхала, не участвовала в разборках, не психовала, а созерцала, помогала, подставляла вовремя плечи или ноги своим подопечным, вовремя шутила и рассказывала, какой дохлой была я в своём первом походе по этим же местам (и я ни секунды не врала, это было душераздирающее зрелище). Первая часть похода закончилась так же неожиданно, как и началась. Мы спустились в Терскол в гостиницу к Радживу (отель Шамик), я обожаю эту гостишку, она обозначает для меня всегда умиротворение, покой и достижение цели. И вот снова мы заполоняем комнаты, разбрасываем на просушку вещи, моемся и идём в кафе в Чегет. Там мы кушаем в лучших традициях кавказского гостеприимства – до лёгкого обморока от переедания и держим путь назад, к дому. Завтра мы снова выходим на маршрут, сразу резкий подъём по жарище, потом траверс по отличной тропе до места привала, где есть отворотка на нарзан, пьём, возвращаемся, надеваем рюкзаки и продолжаем движение по тропе. Солнце жарит так, что кажется оно решило меня убить, ненавижу жару. Иду я в сандалиях, потому что чуть ранее я спросила у руковода, как там тропа, он сказал, что там вообще в тапках до перевала можно идти и не париться. И вот иду я в тапках, сопровождаю свою Катю и понимаю, что это не тропа, это задница какая-то. И она как бы тропа, очевидная, но слегка наклонённая в сторону обрыва в реку, которая далеко внизу слева, и обрыв этот никак не отстоит от тропы, она с одной стороны обрывается, а с другой резкий конгломерат вверх. Я вслух поражаюсь тому, как он тут собрался идти в тапках, бессмертный, что ли. Стоя на одной ноге вдоль обрыва, снимаю рюкзак, надеваю ботинки, каску, все мои двое подопечных надевают каски тоже, и мы продолжаем движение. Периодически это набитая тропа, обрыва это не отменяет, но местами это конгломерат, где ступени бьются, мягко говоря, не очень, но мы упорно ползём, теряя и находя следы (мы действительно их находим), ищем и теряем тропу, не сдаёмся, все же как-то прошли, значит, и мы пройдём. Шли мы очень долго. Очень-очень долго. Втроём шли. Саша с Алиной (альтернативная команда) осталась где-то позади, крайний раз мы их видели чуть позже того места, где я надевала ботинки. Впереди не было видно никого, очевидно, что мы отстали окончательно и бесповоротно. Но главное – не унывать. Мы и не унывали всю нашу дорогу по полной жопе. Тропа, то пропадала абсолютно, то возникала из ниоткуда, причём очень хорошая. Мы ползли, пробирались через молодые сосны ростом с человека, спускались к реке, скользили в конгломерате, видели где-то высоко вверху деревянный забор, думали подняться, но почему-то передумали, ползали вверх-вниз по склону, находили подобие тропы, упирались в овраги, пересекали их и продолжали двигаться вперёд. Уже закрадывались мысли, что нас все тихо ненавидят, сидят и ждут (а нефиг нас было бросать!), скоро вышлют спасотряд, и нам лучше скрыться в какой-нибудь пещере от рыжанковского гнева. Уже строили планы на случай темноты и нашего недохождения до ребят. Упёрлись в здоровый овраг, тропа, как и положено, обрывалась и появлялась на противоположной его стенке, безо всяких намёков на наличие её на дне ямы. Овраг был настолько большим, что мы остановились и стали думать, как быть дальше, что-то явно было не так. Посмотрели по сторонам и выше нас по склону увидели красивую птичку. Далее следовала гениальная мысль - «давайте идти за птичкой», не ищите логику или обоснование – его не существует. И мы полезли вверх. Птичка, естественно, улетела, но мы стояли на дороге! На очень наезженной тропе, по которой можно смело ехать как минимум на велосипеде! Как??? Как можно было её, такую тропу, потерять, а вернее, не найти вовсе??? И мы смело двинулись по ней вперёд, заметно прибавив скорости. И тут нам навстречу вышел из-за поворота Дима. Шёл он целеустремлённо, даже очень, без рюкзака. Мы сдрейфили, конкретно. Сейчас будет разнос. Я решаю держать удар сама, а там разберёмся. Дима, как и ожидалось, суров, но недолго. Начинает доказывать, что мы должны были идти за ним, что он показывал, куда идти, что надо было на «песчаные замки» (мы и шли на них, даже под ними прошли), что какого хрена мы попёрлись по низу??? Я смело парировала этому откровенно наглому и несправедливому наезду: нам сказали идти по тропе, мы и шли. Спор ни к чему не пришёл, каждый остался при своём. Но, когда мы дошли до остальных, выяснилось, что все шли так, как мы, но понимание, что что-то не то и надо искать выход из ситуации в виде качественной дороги, пришло ко всем в разное время. Мы продержались на нашем «пути» дольше всех. Ставили лагерь, обсуждали психологическую обстановку внутри группы, волновались за Алину с Сашей, которых не видели очень давно. Уже стемнело, Катя фотографировала ночь, а ребят всё не было. Решили идти навстречу. Пошли Дима и Андрей, который меня спросил, пойду ли я, я сказала, что если надо, то да, пойду. Но Дима сказал, что девочки сидят в лагере и, договорившись, что они вернутся в любом случае до 23:00, ребята ушли в ночь. Это были беспокойные два часа ожидания. Группа по чуть-чуть отправлялась спать, а я сидела и ждала, ответственность, что поделать. Но, поняв, что смысла особо нет, до утра всё равно ничего предпринимать не будем, пошла спать и я. Ночью вернулись Дима с Андреем. Андрей разбудил меня, пока укладывался в спальник, сказал, что у Алины что-то с ногой, я успела понять, что всё плохо, но спать хотелось очень, и я заснула.

Утром выяснилось, что Алина сломала ногу, её вчера спасали герои-спасатели МЧС. Вот не везёт человеку второе лето подряд. Неприятное ощущение внутри. Идём дальше. По дороге, понятно и просто. Дошли до морены, пообедали, погода испортилась. Ставили лагерь в дожде и ветре. Завтра снегоступы, снежный перевал, ледник в полном тумане, думать не надо – только идти по следам предыдущей связки. Туман то был, то нет, но больше был. Поднялись на АЧЛП, поставили базлаг. Место ветреное и холодное. Людей ни души. Решаем завтра идти на акклиматизационный выход до 5000, а там по ситуации. Выход не был ничем примечательным – сходили и вернулись. На следующий день решили идти вверх, чтобы всё-таки успеть словить погоду, по физухе группа тянет.

Стандартный ночной выход, трудный утренний подъём, овсянка и вверх. Шлось очень тяжело. Как-то со старта не хватало воздуха, ноги не шли. Где-то высоко впереди маячила часть нашей группы, которую Дима вывел на маршрут раньше по соображениям успевания. Говорю за себя - я чуть пыхчу. Постепенно догнали впереди идущих, перегнали. Идём, привал, ещё идём. Перила. Кто вешает? Вызывается Стёпа. Вторая иду я – проверить, как они закреплены. Всё хорошо, продолжаем движение. Мучаясь и задыхаясь, вышли на предвершинное плато, где словили сильнейший ветер. Капюшон не держался, дышать было невозможно, я шла двадцать шагов, потом стояла и делала десять вдохов, закрываясь от ветра. И так дальше. Но, когда до вершины осталось шагов сорок, я подумала, то нафиг дышать, надо просто дойти в один рывок. Дошла, воздуха не было совсем, и упала подышать. Лежала, дышала. Отдышалась, встала, фотографируемся. Нас хватило на вершине минут на двадцать, дальше считайте, что нас сдуло и мы пошли вниз. Мне было поручено провесить дюльфер. Я провесила и просидела на нём около часа, обозначая дорогу, а ребята шли вниз, мне их было сверху отлично видно, для них уже всё закончилось, а я ещё очень далека от финиша. Чёрт. Потом и я всё-таки пошла вниз, не без извращений. Спустилась уже в очень жарком солнце, разделась, подумала о том, что есть супокашу не хочу вообще, я пошла полежать-поспать в палатку. Постепенно подтянулись остальные. Для всех восхождение было успешным, но с разной степенью мазохизма.

Утром мы связались в три связки и стали спускаться на ледник с АЧЛП. Спуск был крутоват, с разным характером склона. Мы тупили, тормозили, сбрасывали друг на друга камни. Получили звездюлей от Димы, пошли дальше по леднику связками. Дима говорил, что пройти так – его мечта. А я шла себе и думала, что какая-то слабенькая мечта: ну идёшь по снегу, где-то под тобой лёд, перешагнули две двадцатисантиметровые трещины, дальше опять просто идём. Мдааа, так се мечта. Дошли до чумного домика, сделали обед и стали думать, что творить дальше. По сути, маршрут окончен, но дни ещё есть, можно позаниматься на льду, а можно вниз и уже сегодня ночевать в гостинице. Обсуждение перерастает практически в срач, группа окончательно разобщается и мы идём вниз, в цивилизацию. Идём быстро, в снегоступах, потом по траве в дожде, фотографируемся в водопаде «Девичьи Косы», он очень полноводен и оттого красив невероятно. Пришли в посёлок, снова родная гостиница, снова устраиваем там страшный бардак. Разделение команды на разные группы, кто что делает завтра. Спим и утром уезжаем. На мой взгляд отдыха не получилось, очень много было душевного напряжения. Но я таки была на вершине Эльбруса. В Пятигорске разбредаемся, потом снова собираемся, вместе ужинаем, устраиваем разбор похода для новичковой части группы, и на следующий день провожаем ребят на самолёт. Одни есть!

     

Пару дней до следующей группы (4 айтишника из Минска, тимбилдинг у них). Снова закупка и расфасовка продуктов, пятигорское мороженое, осетинские пироги, «бесстыжие» ванны, жара и хостел. Встречаемся с группой вечером в их отеле, проверяем снарягу, выясняем, что один из рюкзаков улетел вообще непонятно, куда. Вариант решения проблемы – что-то из снаряги брать в прокат, а что-то покупать завтра до отъезда. Так утром и происходит. Закупаемся, потом выясняется, что рюкзак всё же вернули, сдаём обратно покупки, садимся в машину и едем. Ехали себе и ехали. Первый прикол – погранпост. У двоих из нашей группы (Лёша и Саша Рукавичкин – он не из минчан, он довеском к нашей группе прилетел из Москвы) косяки с пропусками: у одного нет пропуска (делся куда-то или мы изначально его не получили, но не заметили этого), а у второго какая-то незначительная ошибка вроде одной цифры в дате рождения. Они ночуют до погранпункта в гостинице (к ним завтра придёт Дима и будет решать вопрос), мы селимся в альплагере «Шхельда». Утром я веду троих подопечных под проливным дождём гулять к ледникам на первый акклёмный выход, а руковод едет решать вопросы. Гуляли мы достаточно в темпе, но не торопились. Ливень лил, а мы гуляли. Парни стойко и мужественно акклиматизировались под дождём (удовольствие то ещё!). Догуляли мы до ледников, вверху увидели грот. Может слазим? Но сверху так красиво и с завидным постоянством летели камни, что мысль как пришла, так и ушла. Пошли обратно. Вся дорога, кстати, сопровождалась изрядным количеством фотографирования, народ хотел фоткать всё. Дождь постепенно смилостивился и закончился. И тут мы заметили какого-то дядьку. Этим дядькой оказался Рыжанков. А через минуту был запеленгован и Лёша. В неравной борьбе с пограничниками наши вроде и победили, но как-то недопобедили. Саше пропуск добыть не удалось, и он отправился самостоятельно гулять туда, где ещё не был. Пообедали обедом и пошли обратно. Долго ли коротко ли, но вернулись, провели занятия по дюльферянию и узлам (узлы – это всегда интересно).

Назавтра мы идём на акклём в «Зелёную гостиницу». Тропа, коровки (сфоткай меня с тёлочками), явные намёки на дождь, но его так и не случится. Красота, все дела. Шли себе неспешно, фотографировались, пили из ручьёв, также красиво вернулись обратно и давай думать, что делать завтра. Утром стабильно нас поливало дождём, улучшения погоды не предвиделось, прогноз передавали ещё хуже. Дима, как всегда, хотел красивых гор и похода, а парни хотели вершину и чётко это осознавали. Поэтому мы решили не сидеть под дождём, а переехать в родную гостишку и оттуда ходить вверх. Так и сделали. Сначала ходили на Чегет, спускались с него уже под дождём. Потом ходили на водопад. А потом уже окончательно выдвинулись вверх. Я по привычке взяла на себя роль замыкающего и шла с Женей, развлекая его, предоставляя свободные уши и вдохновляя на подвиг. Но вдохновить получилось так себе. После ночёвки на «105 пикете» (там был такой милый горностай!!! Он воровал у нас какую-то еду, был оооочень маленький, почти прозрачный, но с огромными глазищами-бусинками, носился со скоростью света и вызывал у меня приступы умиления, я просто не могла дышать, когда видела его) мы стали подниматься по каменному склону, усыпанному снегом, к «чумному домику». И вот на этом склоне Женя словил качественную истерику, провалившись по пояс в снег. Он кричал, что мы все умрём, что нас сейчас накроет лавиной, что он будет жаловаться всем, кому можно и нельзя на то, какой некомпетентный у нас гид и тому подобное (вообще, речь была длинной). Я решила не вмешиваться, пусть мужики сами между собой всё порешают. Мне было интересно, как Дима выйдет из этой ситуации. Он был спокоен даже больше, чем обычно. Спросил что-то вроде идём или разворачиваемся, остальные были за «идём», он пошёл. И тут Женю прорвало: угрозы, оскорбления – звучало всё очень зло и даже жестоко. И тут он меня взбесил, просто в секунду. Я знала, что умею материться, но чтобы так! Я была в ярости, говорила, что если он сейчас же не заткнётся, то я пробью ему голову камнем, что он просто трус, что какого чёрта он вообще сюда припёрся (звучало это всё нецензурно, но писать такое некрасиво). Я готова была с ним драться, и мне было плевать, что он в два раза здоровее меня, мне было страшно, но плевать. Он, как ни странно, замолчал. Я стала сразу за ним, и мы пошли. Тут же он остановился и стал извиняться. Меня отпустило. В «чумном домике» стали думать, что делать дальше – здесь ночевать или всё-таки дойти до Приюта. Женя совсем расклеился, у него началась новая истерика теперь по поводу того, что ему очень плохо и он, как будто, даже умирает. Ночуем тут.

Утром связываемся в одну связку и идём ледник. Дима первый. Идём настолько медленно, что я успеваю не то, что отдыхать, я успеваю потрындеть с пацанами, пофоткать их, посмотреть по сторонам, устать от неменяющейся обстановки. Это был сверхпенсионерский темп, я не знала, что Рыжанков может так медленно ходить. Когда дошли до разъезженной ратраками дороги, развязались, отправили Женю на подъёмник и стали подниматься до «обелиска». Солнце палило нещадно. Выкопали площадки, поставили палатки и стали отдыхать. План дальше был такой: завтра акклёмный выход до вмёрзшего ратрака, потом, скорее всего, день отдыха (если отлично будем себя чувствовать, то без него), а потом восхождение и вниз. Прогноз погоды был очень противоречивым, но вот на днях должно было быть окно – это обещали. Утром пошли вверх. На этот раз мне достался Денис и мы меееедленно ползли. Ему не шла акклиматизация. Назавтра решили отдыхать. Погода звенела! Девочки в соседних лагерях фотографировались в купальниках, солнце палило, мы ели в кафе лучшие на свете чебуреки, парни пили пиво (до этого они честно готовились к восхождению и не пили ничего кроме чая, даже кофе не пили, а тут, раз гид разрешил, ребята и растаяли). Вообще, надо сказать, что они отличные оказались парни. Весёлые, целеустремлённые, незанудливые. Легко было с ними. Оставшиеся полдня мы спали и играли в карты. Рано легли, чтобы опять же рано встать на восхождение.

Снова ненавистный ранний подъём, Дима забирает Дениса и ведёт его вверх. Позже должны выйти мы с Кириллом и Лёшей. Мы и вышли, только сильно позже – долго искали потерянный ледоруб, так и не найдя, пошли без него, чтобы догнав Рыжанкова решить, что делать. Нас на старте обогнал ратрак, а ещё раньше выехал ещё один. Такое чувство, что все, кто был на Приюте, решили сегодня идти на гору. По сути, так оно и было. Мы шли достаточно бодро. Рассвет, как обычно, радовал фантастическими красками, ветер почти не дул, красота! То ли мы быстрые, то ли народ медленный, но на вмёрзшем ратраке мы догоняем всех этих «ездунов» и нашу передовую двойку. Мы с Димой меняемся подопечными, теперь я веду Дениса. Тут мы как раз выходим на «косую полку» и попадаем в очередь из желающих достичь вершины. Шли мы ооооочень медленно и печально, почти в самом хвосте. Денис уже переставал адекватно переставлять ноги, но всё ещё мужественно держался. Я ему предлагала поесть, попить, намазать нос кремом. Я понимаю, что он чувствовал: это не самое приятное состояние, когда каждое лишнее движение даётся с титаническими усилиями и даже дышать лишний раз трудно, не то, что мазать нос (он же вроде и не горит). Так в мучениях мы дошли до седловины и там сели отдыхать. Нас ждал крайний, но крутой и долгий подъём. Вообще, лучше было повернуть, но Денис очень хотел стоять на вершине, погода пока позволяла, время тоже и мы снова пошли. Тут мы встретились с нашими парнями и Димой. Меня спросили, пойду ли я дальше, я ответила, что если не надо вниз вести людей, то я бы сходила. Итак, Лёша с Кириллом чешут самостоятельно вниз, они были на вершине и ещё достаточно бодры и веселы. А мы вщёлкиваемся в перила и ползём наверх. Денис уже волочёт ноги, не опирается на ледоруб, но идёт, вернее нет, ползёт. Перила, вторые, потом снова просто пешком плато. И финальный холмик, он вообще маленький и несерьёзный, но это ОН! Денис еле заползает, пошатывается, чуть не улетает, что-то роняет (уже не помню, что), садится, я фоткаю его, потом их с Димой. У меня фотографии с этой вершины нет. И мы начинаем ползти вниз. Когда подползаем к краю плато, Дима говорит, что я могу бежать вниз, я ему не нужна. Я спрашиваю, точно ли не нужна ему помощь, он говорит, что точно и я встёгиваюсь в перила «усом», начинаю идти, сморю вверх, а они что-то тупят. Возвращаюсь, понимаю, что Денис не может делать ничего, встёгиваю его, Дима связался с ним, он страхует его сзади. Вот так бывает: человек в трезвом уме и здравой памяти, адекватен, но руки и ноги его не слушаются, совершенно! Я иду, перестёгиваю его через опоры, ругаюсь, чтобы он опирался на палку и ледоруб, а не просто волочил их, чтобы ставил ноги не косолапя, что именно поэтому он цепляет кошку о кошку и спотыкается, он возражает, что всё так и делает. Спрашиваю Диму, могу ли идти сама вниз, он разрешает и я иду. Дохожу я до седловины в полном тумане, видимость пару метров. Ребят мне не видно. Ложусь и жду их, отчасти, чтобы если что, помочь, но в основном, чтобы забрать у Димы мою палку, которая у него в рюкзаке. Я очень хочу есть, но не могу смотреть на сникерсы, а у меня только они, я хочу мяса! Ни разу до этого на восхождении такого не было! Лежу, думаю о еде и засыпаю. И снится мне, что я в палатке лежу, чего-то просыпаюсь, открываю глаза и снизу-вверх вижу Диму и думаю, а чёй-то он в палатке в пуховике делает?! До меня туго доходит, что про палатку мне всё приснилось и я сажусь. Денис лежит, не хочет ни пить, ни есть, а Рыжанков совершает волшебство и достаёт КОЛБАСУ!!! Мы прямо так её и кусали, на двоих съели все полпалки, сразу веселее стало жить! «Хорошо, что ты не ушла: он сам не идёт – тянуть надо, но сзади страховать необходимо, иначе нельзя», - говорит мне мой начальник. Связываемся в коротенькую связку «Дима-Денис-я» и идём. Меееедленно и печально. Выходим на «косую полку» и попадаем в грозу: боковой ветер со снежной крупой – хочется надеть капюшон, но, когда его надеваешь, он так страшно трещит от электричества, которое сейчас вокруг нас – сразу сдёргиваю, но тут опять эта крупа. Денис еле идёт. Он окончательно обессилел, цепляет ноги одна о другую при каждом шаге, роняет палки. Я готова падать и зарубаться в любую секунду, матерю его и командую, чтобы он шёл. Сильная всё-таки штука – русский мат! Мотивирует невероятно! Когда я кричу на Дениса, он старается, только перестаю – просит отдохнуть. Но какое отдохнуть??? Сейчас нас здесь нафиг молнией прибьёт – наотдыхаемся тогда сколько влезет! Невероятное нервное напряжение: воздух трещит со всех сторон, мы идём в железных кошках, с ледорубами, палками, связанные мокрой верёвкой. Денис прекрасно понимает, что надо, но не может. Тут он роняет палки, я их поднимаю, надеваю ему на руки темляки, чтобы просто доволочил хотя бы, они снова сваливаются, сколько-то летят, Дима их подбирает, снова темляки, я матерюсь, Дима нас тащит, Денис спотыкается и просит отдохнуть. Ни о каком отдыхе не может быть и речи – тут хоть бы живыми проскочить. Денис спрашивает, а может ли за ним приехать снегоход? Мы отвечаем, что в этом сезоне – нет, везде лёд и они ездят только до скал Пастухова. И как раз там мы замечаем их – снегоходчиков! Мотивируем ими Дениса, что вот туда и там поедешь. Ну, как мотивируем, пытаемся. Вот он, вмёрзший ратрак, вздох облегчения, снегоход уже в прямой видимости. Выходим на лёд, Денис говорит, что он же упадёт. «Я тебе упаду», - кричу на него я, добавляя в предложение изрядное количество мата. Работает! Идём, я считаю шаг. Тут сзади слышим крик. Оборачиваемся – человек тянет волоком труп. Ну вот, сходил кто-то на гору. Мы были на вершине предпоследними, за нами были какие-то буржуи и это они. Наш Денис просит отдохнуть. «Хочешь также???» - кричит на него Дима. А мы почти дошли. Тут с отборными матюками нас обгоняет тот, который тянет тело, спрашиваем, нужна ли помощь, получаем ответ, что нет, спасибо. Дима говорит мне отстегнуться и идти помогать, а он дотащит нашего «счастливца». Я бегу к товарищу по несчастью, им оказывается матёрый гид Аня, она, оказывается, тащит живого ещё буржуя, который очень сильно устал и не смог идти дальше. А буржуй в позе звезды сгребает собой снег и лёд со склона. Добегаем до снегоходов, предлагаю «аптечную помощь», от неё тоже отказываются. Один снегоход забирает буржуя, второй ждёт нас, но даёт две минуты, потому что гроза даже уже тут и только вот недавно одного снегоходчика шибануло молнией. Дима притащил Дениса, я стаскиваю с него кошки. Он садится, забираю у Димы рюкзак, кладу его в снегоход. Денис говорит, чтобы я тоже ехала, место ж ещё есть. А как я оставлю Рыжанкова? Лучше я с ним пешком пойду. Но тот тоже меня отправляет и я сажусь ехать. Сидим в таком порядке – водила-джигит, я, Денис. Я очень боюсь ездить на всяком транспорте, а я ещё видела, как эти снегоходчики гоняют, лучше уж пешком. Спрашиваю, за что держаться, мне отвечают, что или за заднего или за переднего человека. Попробовала взяться за Дениса – неудобно, со всей силы обхватываю снегоходчика и прошу ехать очень медленно, потому что страшно боюсь. На что он отвечает, что мне «невероятно повезло, потому что он здесь самый большой любитель медленной езды!». Легче мне не становится. Но ехали мы невероятно аккуратно! Видимость нулевая, где-то по дороге обогнали Диму, он убежал вперёд раньше нас, он реально бежал. Опираясь на меня, Денис сказал: «Спасибо! Это была жопа!» Я извинялась за свой французский, аргументировав это тем, что иначе было невозможно. Он сказал, что прекрасно всё понимает и тут мы приехали. Я окончательно расслабилась только когда увидела бегущего Диму. Тогда я сняла систему и стала снимать излишне тёплые вещи. Вышли из палатки наши «передовые» ребята и пошёл обмен впечатлениями. Лучшей, по-моему, была фраза Дениса о том, что мы его пёрли как какие-то контрабандисты, матеря и чуть ли не толкая палкой в задницу. Я легла в палатку и долго лежала, не хотелось даже есть. Народ в соседней палатке уминал суп (я его не люблю), а я лежала в своей. Утром собрались, пешком спустились до «бочек», потому что от Приюта нельзя купить билет на подъёмник. Сходили в музей обороны Кавказа на станции «Мир» (рекомендую!) и поехали вниз. Я, как самый настоящий трус, отвлекалась от происходящего (ну боюсь я всякой техники! Да я вообще всего боюсь!) разговорами с каким-то гидом до самой земли. Дальше мы маршруткой поехали в родненькую гостиницу, заселились, поели и стали решать планы на завтра. Решили, что завтра все по индивидуальной программе, а послезавтра утром вместе поедем в Пятигорск. Мы с Рыжанковым поехали в ущелье Адылсу тренировать меня лазить на камне. Коровы, солнце, камень, Рыжанков, я и страх. Скалы – это вообще отдельная для меня тема, ещё со школы. Надо проблему решать, но пока удаётся слабо. Кое-как, кряхтя-пыхтя, я вникаю в упорно-распорную технику лазания, мне даже начинает нравится, но потом перерыв - снова страх и снова как первый раз. Переночевали в палатке в заповеднике, скрываясь от погранцов и егерей, утром опять немного полазили и по совершенно курортной погоде спустились на дорогу в Баксанское ущелье. По дороге нам навстречу двое велосипедистов, обливаясь потом, с недовольными лицами, толкали свои велосипеды, а мы радостные топали вниз, где нас ждала машина, чтобы завезти в Терскол за ребятами и потом в Пятигорск. Парни весело рассказывали про свои приключения в посёлке, про день рождения Жанны, про то, как их «унесло» от пива, про то, как у них всё-таки сильно сгорели лица и хорошо, что мы их заставляли мазаться кремом. Вообще, они были очень весёлой компанией, я смеялась много, каждый день, некоторые перлы вспоминаются до сих пор, как например «я думал, что это воняет в палатке? Понюхал – оказалось – я!»

В Пятигорске мы с ними разъехались, потому что нам сегодня же надо было закупиться и расфасоваться для новой группы, встретиться с ними, а завтра ехать. Но вечером мы всё-таки пересеклись с парнями в кафе, где сидели с новичками. Пожелали им хорошо долететь, сказали, что они молодцы, и побежали фасоваться.

       

Новая группа сразу была неприятна какой-то надменностью. Они все между собой были знакомы, собирались всего лишь в простенький трекинг на озеро, перевал и ещё куда-то там. Молодёжь, всем около 30, хвалились своей спортивностью, но что-то в них отталкивало. Были они из Чебоксар (вроде), а по замашкам – не меньше, чем из Москвы. Дима сказал, что тяжелее всего будет с Аней, но он не угадал, она окажется самым адекватным человеком в этой компании. Хуже всех были Женя и его барышня Света. Всё, что они делали, было с таким превознесением себя, с такими понтами, что тошнило сразу. Но мало ли, это только кажется. Оказалось – не показалось. Всё началось сразу. Мы сели в джип (запланированная часть тура) и поехали по серпантину, много набирали высоты. Я держалась за всё и старалась не смотреть в окно. Нет, серьёзно! Кому такое может нравится??? Да я бы лучше пешком всю эту высоту набрала! Доехали до места старта, переоделись в ходовое и пошли. Рюкзаки лёгкие, килограмм 15, набор высоты детский, идём по дороге. Начинается дождь, скорее морось, но дождевики надели. Тут у нас на пути встаёт брод, который изначально был в описании выбранного ими тура: надо снять обувь и пройти босиком, вода, естественно, ледяная. Девочки (их двое) с очень недовольным видом и визгами проходят его (воды по середину икр), надевают ботинки и говорят: «Надо было писать в описании, что сначала рожайте, а потом идите в этот тур!» Б**! Уже хочется им втащить! Ладно, доходим до коша, кто хочет – ставит палатки, кто нет – ночует внутри, там было очень опрятно всё, кстати. Назавтра снова по тропе, по отличной погоде мы продолжаем набирать высоту (метров 300 за день), чтобы дойти до озера. Идут они нереально медленно, ноют, спрашивают, мы же хорошо идём (на этот вопрос хочется смеяться, потому что нас бы бабушки обогнали!). Чуть-ничуть доползли к озеру Сылтранкёль. Очень красивое, бирюзовое, но ещё в абсолютном своём большинстве покрытое льдом. В начале июля – уау! Никаких эмоций у наших подопечных оно не вызывает, им откровенно пофиг. Ставим лагерь, оставшуюся часть дня мы с Димой составляем раскладку на предстоящие два похода (Ленина и Киргизский хребет). Дежурит Женя, он типа повар, очень кичится этим; говорим, что надо класть полпачки тушёнки, ему плевать – кладёт всю. Едим, он ждёт восхищения, естественно, ничего подобного не получает, психует и уходит в палатку, не помыв посуды. Я понимаю, что это будут очень долгие семь дней. Ладно. На следующий день мы по тропинке ползём на перевал, переваливаем и снова по тропинке спускаемся от озера. Когда встал вопрос, как поступаем дальше – был однозначный ответ, что изначальный треккинг им вообще не интересен, что им срочно надо в гостиницу, они хотят на кроватях спать и есть мясо, потому что, цитата: «Мы очень большие мясоеды, мы не колбасоеды!» Так они и стали у нас «мясоедами». Хотелось быстрее от них избавится. Вызываем джип, предлагаем, чтобы долго не валяться без дела, пойти навстречу, всё равно же вниз и по дороге. Но нет, мы очень устали и будем лёжа ждать. Опять этот страшный джипинг, опять приезжаем к Раджику как к себе домой. Мясоедам всё не нравится, они воротят носы. На следующий день господа переезжают в гостиницу в Чегете, им там нравится больше, мы же остаёмся у Раджика жить нахаляву. Дима честно пытается отрабатывать деньги, предлагает сходить на «поляну нарзанов», хотя бы скататься на подъёмнике на Чегет, сходить на водопады. Я его постоянно одёргиваю, зачем стараться для этих гадов??? Им интересно только пожрать (к слову, за этот тур мы с Рыжанковым объелись так, что на еду, особенно на мясо, не могли смотреть ещё недели три точно – это ощущение какой-то обречённости, безысходности и грусти, плохое ощущение). Но всё-таки они один раз вечером с нами выбрались на водопад (все, кроме Жени и его барышни), ещё один раз скатались на Чегет, потом на Эльбрус. Я никуда не каталась, чтобы не тратить деньги на подъёмник на меня, да и что там могло измениться? Я спала целыми днями, читала, ходила на рынок на поляну «Чегет» проветриться. В один такой прекрасный выход на рынок, я познакомилась с продавцом, колоритный такой дядька, рядом за прилавком сидела бабулька и что-то вязала. Ассортимент у них был самый стандартный: шерсть, мёд, дерево. Я сказала, что всё равно покупать не буду, мне парировали, что за «посмотреть» денег же не берут и я пошла, всё равно нечего было делать. Я смотрела симпатичную собачку из шерсти, вязаные жилетки и тут мне этот дядька говорит, что у него и вино и коньяк тоже есть. Я говорю, что это прекрасно, он предлагает попробовать. Я отвечаю, что не буду, потому что на улице очень жарко, как можно в такую погоду пить алкоголь. «Когда жарко, надо пить вино, тогда не жарко!» - последовал гениальный ответ и я не смогла отказать! Он открыл здоровенный шкаф, в нём вперемешку валялись пятилитровики с какими-то жидкостями. Мне вручили одноразовый стакан, спросили, какое вино я люблю, я ответила честно, что красное сухое, он налил мне белого полусладкого и сказал пробовать. Вино было вкусным, но больше меня радовала сама ситуация. Потом он сказал, что вот мне ещё попробовать и начал лить в мою кружку другое вино, теперь красное. Я пыталась остановить его, говорила, что ещё же не допила белое, он ответил, что так даже лучше! Я не могла спорить с моим сомелье! Красное вино называлось «Поцелуй горца» и было очень сладким. Я понимала, что пора закругляться, иначе своими ногами не уйду отсюда, поблагодарила его и пошла по асфальту положенные пару километров к себе в гостиницу. Я шла, улыбалась, пила вино, солнце светило, встречные буржуи улыбались тоже. Всё было хорошо, этот мучительный тур скоро заканчивался, потом я собиралась ехать домой в Оршу на две недели, а после лететь в Киргизию. Но сейчас я шла пьяная под палящим солнцем и мне было прекрасно! Я отправилась в нашу гостиничную кафешку, стала делать салат, мне помогала Света (здешняя уборщица и администратор в одном лице). Не успели справиться – вернулся Дима. И поведал, что господам наскучило проводить дни в опочивальне царской, ночёвки на природе требует барская душенька! Назавтра мы уезжали в Адылсу, чтобы там стать на поляне кошей, оттуда сходить радиально в «Зелёную гостиницу», очень тепло прощались со Светой и обещали вернуться в будущем году. Забрали по дороге господ, приехали, поставили лагерь – слава богу, осталась крайняя ночь! Взяли воду и пошли к ледникам. Тут я немилосердно тупанула! Там погранзона, а я не взяла ни паспорт, ни пропуск. Вот даже мысли не возникло. В прошлый раз ходили, никого там не было, я и не подумала. А тут приходим, а таааам… Целый военно-полевой лагерь! Я и обомлела. Что-то им Дима наплёл про то, какая я раздолбайка, нас и отпустили с миром. Вернулись, переночевали и поехали. Это было счастье! Реально, я дни в календаре считала, когда эти семь дней закончатся. Заехали в коттедж к фирме, сдали прокатные шмотки и больше не виделись! Я даже не попрощалась. Очень редко попадаются такие неприятные, не знающие, чего хотят, люди (то они хотели на горячие источники, то категорически были против, то они хотели ходить, то очень устали – сплошное мучение, но в целом они хотели экшн) и они собираются ещё в будущем году на Эльбрус!

Сегодня купила билет на завтрашний поезд. Собрала вещи, переночевали, а потом я завалилась на свою верхнюю боковушку и проспала чуть меньше суток, потом читала, пила кофе, через семь часов была в Москве, сбросила вещи в камеру хранения на своей автостанции, гуляла по ВДНХ, ела мороженое (от него меня никогда не отвернёт!). Села в свой автобус и в семь утра была уже в Орше. Дома я не делала ничего абсолютно, как всегда. Не знаю, что может меня заставить хоть как-то активничать в Орше. Я даже есть не хотела. Я спала, смотрела фильмы, точила кошки и собирала рюкзак.

Продолжения отчета читайте по ссылкам:
Сочинение на тему "Как я провела лето 2017" - Часть 2, Киргизия.
Сочинение на тему "Как я провела лето 2017" - Часть 3, Узбекистан

Категория: ПЕШИЕ ПОХОДЫ | Добавил: DzedFyodar (31.01.2018) | Автор: Анна Захаренко
Просмотров: 344 | Теги: горы, кавказ | Рейтинг: 5.0/4

Поделиться:


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Главная |  О проекте |  Обратная связь |  Реклама на сайте |  Подписка RSS