Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск на сайте

ТОП-5

20.10.2011ИСЛОЧЬ

Описание реки Ислочь

Прочитано 12430 раз.

24.10.2011СУЛА

Описание реки Сула

Прочитано 9801 раз.

25.10.2011ПРОНЯ

Описание реки Проня

Прочитано 8965 раз.

06.06.2012СТВИГА

Описание реки Ствига

Прочитано 8260 раз.

05.01.2014НАЗВАННЫЕ

Гора Лысая, 343,2 м

Прочитано 8132 раз.

Облако тегов

Геликтит-ТМ Августовский канал спелеология байдарка Сула спелеоклуб альтаир Ислочь ПОЕХАЛИ! Клява Брест покатушка рогейн велопробег Польша Ельня болото Мнюта ровар паход велосипед турклуб Вилия кемпинг прыток Усса фестиваль Нёман приток Проня спелеологи гонка РТСС ТПМ граница Тышкевич Бярэзіна мультигонка Березина Неман клуб Нарочь Нарочанка EuroVelo-2 маршрут походушка марафон Налибоки Гродно река Бобр паводок Ясельда конкурс туризм Сьцьвіга Ствига Льва Шоша веломаршрут чемпионат кубок активная зона Страча Припять альпинизм велопоход Западный Буг Птичь Сха Вілія Браслаў Полесье Случь Активный 2013 книга соревнования отчет высота пеший поход Спортивный туризм Беловежская Пуща гора Маяк горы архыз школа туризма Хибины новый год гора высшая точка возвышенность гора Лысая гора Высокая Воложинские гостинцы поход вершина ПВД сплав байдарки Двина

НАШИ ДРУЗЬЯ



ИНФО-ПАРТНЁРЫ

На сайте

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0






Главная | О проекте | Обратная связь | Реклама на сайте | Подписка RSS
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | Мой профиль | Регистрация | Выход
Активный туризм в Беларуси
походы, сплавы, восхождения, треккинг, приключения, путешествия, экспедиции, активный отдых
Каталог статей


Главная » Статьи » ЗАГРАНИЧНЫЕ ОТЧЕТЫ » ПЕШИЕ ПОХОДЫ

Сочинение на тему "Как я провела лето 2017" - Часть 2, Киргизия.

автор отчета: Анна Захаренко

Начало отчета читайте по ссылке:
Сочинение на тему "Как я провела лето 2017" - Часть 1, Кавказ.

В конце июля я садилась снова в автобус до Москвы, а там на самолёт до Оша. Начиналась вторая и самая трудозатратная часть моего эпичного лета. Ехала и летела я спя. Но даже меня, сонную и не хотящую есть, возмутило то, как плохо нас покормили в самолёте – за 4 часа полёта какой-то вялый бутерброд – это не честно! Прилетели утром, получили в аэропорту бесплатные симки, взяли машину (транспорт там дешёвый) и поехали заселяться. Место заселения попросили нам предложить водителя. Он отвёз в жилой дом, где подъезд был выкуплен под гостиницу. Мы сняли двушку с кондиционером, для некурящих, в которой было прокурено всё, но хозяйка очень убедительно сказала: «Ой, это, наверное, с улицы натянуло!» Сегодня и завтра у нас день закупок, а послезавтра прилетает наша команда (два человека всего – Дима и Гена). Обязательно оговорюсь, привыкните к тому, что практически всех моих знакомых зовут Дима, каким бы редким ни было имя, но это так. Пошли на рынок закупаться, жили мы недалеко от него, поэтому вполне могли себе позволить ходить туда-сюда, если что-то забудем или чего-то захочется. Но я не могла забыть – у меня был СПИСОК! Вообще, когда у меня есть список, я очень страшный человек, маньяк почти. Я должна ему неотступно следовать и не принимаю никаких возражений!

Итак, базар города Ош. Это культовое место, со своим устоявшимся и неукоснительно соблюдаемым абсолютно хаотичным порядком. Там всегда жарко, пахнет какими-то травами, которыми окуривают прилавки. Там продают на разлив компот, называемый шербет (очень! вкусный), вишнёвый компот, какую-то молочную штуку (пробовать не советую, только если вы бессмертный, у вас есть в запасе лишняя неделя, которую некуда потратить, ну, или вы твёрдо решили самоубиться). Дорожное движение, правила которого существуют на бумаге, но их никто никогда не читал, а правила, негласно установленные, соблюдаются всеми. ГАИ, выходящее на дороги только после обеда, чтобы заработать семье на ужин. Всё это на базаре умножается в разы и по началу не вписывается никак в наше квадратно-правильное сознание. Машины сигналят, ездят там, где им нужно, а не можно, продавцы кричат и требуют, чтобы ты попробовал этот «уай, какой» виноград, невыносимо пахнет (для меня – воняет) этой травой, дети торгуют, крупа продаётся на развес, ослики тянут свои тележки, грустно смотря в землю – так внешне выглядит этот знаменитый базар. Сразу кажется, что ты попал в филиал ада. Но остановитесь, расслабьтесь и подумайте, что именно таким он должен быть, иначе никак и начните наслаждаться происходящим.

Оговорюсь, почему так всё строго с «пробовать». Средняя Азия славится своими желудочно-кишечными инфекциями, которые, прямо видно, как сидят на каждой виноградинке своим маленьким стадом, моргают и ждут, когда вы их съедите и наступит им рай! Серьёзно! Ничего нельзя есть, предварительно не помыв раз пять (лучше больше) в проточной воде, необходимо мыть руки при каждом удобном и неудобном случае, носите всегда в кармане антисептический гель для рук и пользуйтесь им с маниакальным усердием, купите в аптеке «ципрофлоксацин» и молитесь, чтобы вас миновала эта невесёлая учесть – обосраться. Если вы всё сделаете правильно и вам повезёт (пить на маршруте из ручьёв, находящихся в зоне выпаса скота также ЗАПРЕЩЕНО КАТЕГОРИЧЕСКИ!), то вы сможете насладиться и невероятно тёплым, практически нищим, но идущим из самого сердца гостеприимством, сможете вкусить лучших южных фруктов, невероятных размеров порции лагмана и коньяку «Кыргызстан КВ». Вам понравится, но будьте предельно осторожны.

Итак, у меня список закупки, со мной Дима, которому мой список не особо и нужен (как так? список же!) и у нас договор, что ничего пробовать на рынке не будем, даже под страхом смерти! Дима первый кричал, что дыню есть не будет до конца похода однозначно и что пробовать ничего на рынке он не будет. Молодец, горжусь! Но от гордости не осталось и следа, когда он чуть ли не на первом попавшемся прилавке (мы хотели купить виноград) стал пробовать виноград, а метров через двести - дыню. Мда, вот тебе и ответственный человек, руководитель. Стыд – позор! Успокой, Господи, душу раба твоего и ныне, и присно, и во веки веков. Я долго подкалывала его потом и это ему ещё повезло, что всё обошлось! Назакупили мы невероятное количество продуктов, скотча и пакетиков. Пошли домой фасоваться. Встретили хозяйку: «А вы, когда уходите, выключаете кондиционер?» «КОНЕЧНО ДА! Как вы могли иначе подумать???» - нагло соврали мы, а сами подумали щаз же! Жара невыносимая, а у нас ещё и квартира для некурящих. Дома мы больше ели арбуз, чем фасовались, потом пошли в магазин – докупать список. В магазине «Корзинка», косящем под супермаркет, не было ни-че-го! Совсем! Вялые пять наименований вафель и печенья были равномерно размазаны по стеллажу (мы забрали всё), один дохлый кусок курицы. Короче, любое наше сельпо – просто супер-пупер «евроопт» со всеми плюсами, по сравнению с этим городским магазином.

Чуть не забыла! Как я только посмела! Мы покупали симку, вы обязаны узнать эту историю!!! В стране три основных мобильных оператора: «МегаКом», «О!» и «Билайн». Ещё в прошлом 2016 году мы спрашивали у местных о том, кому из них лучше довериться, все в один голос кричали, что «МегаКому» или «Билайну» - они ловят везде, а если речь про горные районы, то почти везде. «Ошка» же ловит только в Оше и то, кое-как. Ну вот, основываясь на прошлогоднем опыте, получив симку «Билайна» бесплатно ещё в аэропорту, мы стали охотиться за симкой «МегаКома». Их продавали везде на улицах, как у нас симки «Лайфа», просили 3 сома и при этом обещали оформление с паспортом, всё как положено. Нас это «как положено» категорически не устраивало, нам надо было «наразвес», как семечки чтоб. Бродим мы, значит, закупаясь, по рынку, периодически спрашиваем у продавцов симок, все гордо обещают то самое оформление, мы отворачиваемся и уходим. И вот, один такой парень-продавец с сумкой наперевес, когда мы от него уже уходили, догнал нас, остановил, спросил: «Без афармлэний нужна, да?» Мы сказали, что конечно да. На что он, ни на секунду не смутившись, сказал, что сейчас всё сделаем. Спросил, какой номер телефона мы хотим (почему-то для киргизов это важно, они даже продают крутые номера телефонов как у нас крутые номера авто), мы ответили, что вообще никакой разницы нет. Он достал симку, что-то понажимал в своём телефоне, спросил, какой тариф нам нужен, вручил помятую листовку с инструкцией о подключении, получил 3 сома за симку. Всё, сделка завершена. Но нам надо положить денег на счёт. Спрашиваем, как это сделать. Дальше нужно представлять. Вообще, я убеждена, что такие истории нужно рассказывать, используя весь свой артистический талант, но так уж вышло, что я пишу, а вы читаете. Так вот, где же нам пополнить счёт? «А вот касса», - говорит наш продавец, махнув рукой куда-то в сторону. Чтобы вы понимали, мы находимся в самом сердце рынка, среди деревянных прилавков с товарами. Поворачиваемся в сторону этой «кассы» и видим прилавок с бытовой мелочёвкой вроде мыла, скотча и прочего, рядом с которым сидит самая обычная продавщица-киргизка, мило нам улыбается и, смущаясь, говорит, что да, она и есть нужная нам касса. Мне сложно даже представить, как изменились наши лица. На то, что это касса и что у этой женщины можно класть деньги на телефон не указывало ничто. Абсолютно. Совсем. Мы переглянулись улыбаясь и решили рискнуть, потому что уж очень это всё как-то честно выглядело. Да и в конце концов, мы на восточном базаре, где как не здесь происходить чудесам? Отдаём женщине какие-то небольшие деньги (не помню, сколько), она предупреждает, что вроде 3 сома берётся за услугу, остальное – на счёт, берёт какой-то калькулятор-терминал, что-то нажимает и говорит, что всё, можно идти. Мы зависли. Как? Да, можно идти? Точно можно? Ну ладно, поблагодарили и пошли. И она не обманула – всё пришло на телефон. Чёрт, они какие-то такие милые, домашние, что ли, эти киргизы. Кстати, мы выяснили, что в Оше деньги на телефон можно класть там, где написано WEB-касса, в Бишкеке это называется как-то совершенно иначе, но я уже не помню как. И ещё информация: опытным путём мы открыли, что лучше всего в стране, в том числе в горных районах, работает оператор «О!». Он брал везде в местах, где хотя бы предполагалась мобильная связь, но симки их у нас не было, а имевшиеся «МегаКом» с «Билайном» мы смогли применить только в городах и крупных посёлках, вот такая вот чехарда.

Как-то в фасовке прошел день, утро следующего дня и плавно пришёл вечер. Приехал один из наших участников – Димон. Мы быстро проверили его снарягу и повели в экскурсию по городу, а заодно искать транспорт на завтра. Найти машину было проще простого! Мы подошли к таксистам, сказали куда нам нужно, они подсказали, куда идти спросить, мы не успели пройти двести метров, нас догнал Нурбек и сказал, что завтра без проблем завезёт. Осталось только поесть. Уже вечер, почти всё закрылось, только свадебные магазины ещё работали и одно кафе в стиле столовая. Сели на улице, воздух уже приятно освежал, ели лагман, я, как обычно, обляпалась его соусом (не могу я съесть это блюдо так, чтобы остаться чистой, в конце сезона на моей парадной майке можно по количеству неотстирываемых пятен посчитать, сколько раз я ела эту лапшу). Собрали вещи и спали, а утром встретили Гену, проверили его снарягу и поехали на место старта – посёлок Кашка-су.

Приехали мы часам к 16, выгрузились, но нам надо было ещё в ущелье заехать и тут же возле магазина, разговорившись с местным, получили транспорт в виде УАЗика с водителем, не говорящим по-русски абсолютно. Поехали. Заехали в какой-то заливной луг, вышли и пешком пошли к юрте, которая и стала началом нашего маршрута. У юрты стояла палатка фирмы «Кеша», было какое-то подобие спортивного зала, состоящего из пары гантелей, «лапы» и чего-то ещё. К нам вышел хозяин и ещё пара молодых мужчин. Оказалось, что они все между собой братья. Хозяин с женой и маленькой внучкой живут в юрте, а двое его братьев Асхат и Камиль приехали в гости в отпуск – сходить на пик Скобелева, они пару лет назад увлеклись горами. Мы стали ставить лагерь, а наш руковод – Дима нашёл свободные жаждущие информации уши, в которые постарался вложить всю информацию о снаряжении, которую, по его мнению, парни должны были услышать. Хозяина-киргиза звали Кубан, он стал делать физические упражнения, играть с ребёнком, в это время его жена носилась кругом – стирала, убирала, доила, готовила ужин, не присела, одним словом. Он и не думал как-то в этом всём поучаствовать. Потом мы поужинали, пока ели – читали нашим парням лекцию о том, что мыть руки надо всегда и даже чаще, пить из рек нельзя под угрозой расстрела даже, если слабые желудки – не пить айран, потому что обиднее всего – просрать вершину в буквальном смысле этого слова. Тут нас позвали на ужин, мы попытались отказаться, мол, мы уже поели, но не получилось. Пришли в юрту, сели на подстилки, нам налили чай, принесли айран и хлеб, каймак, арбуз. Тут, как никогда, к месту фраза Алеся из августа 2016: «Ну, здравствуй, дрищ!» Но, господи, как это всё вкусно! Есть было страшно, но силы воли остановить себя у меня не нашлось. Потом принесли большое «пловное» блюдо с гречкой, она была приготовлена на манер риса, жареная в масле. Вкусно, но уже не лезло. Хозяйка накрыла стол (как такового стола в юртах нет, на пол кладётся скатерть, а на неё - угощения) и скрылась за шторкой, которой прикрывается в юрте кухонная часть – пространство метр на два, где находятся плитка и столик для готовки. Дима спросил, а почему хозяйка не сидит с нами. Дальше мы получили однозначный ответ на этот вопрос – не принято. Категорически. Наши хозяева очень большие почитатели традиций, несмотря на то, что эти два молодых брата живут в столице – Бишкеке, один работает программистом, второй – не помню, живут в домах. Хозяйка, да и вообще женщина не может садиться за общий стол. И это несмотря на то, что она ни на секунду не присела, всё это организовала, пока её муж поднимал гантели и играл с ребёнком. «Мы - кыргызы», – сказали они нам. Это, как оказалось, большая разница с «киргизами», которые не говорят на родном языке и садят женщину рядом за стол. Как только заводится подобная «пластинка», мне становится противно сидеть с ними рядом, хочется уйти и больше никогда их не видеть. Но гости, свой устав в чужом монастыре, я сижу и продолжаю молча жевать любимый хлеб с каймаком. Нам сразу со старта повезло – нас пригласили в Бишкеке, если будем, в гости. Опа! А нам это очень на руку! Следующий поход мы как раз в Бишкеке и стартуем. Записали адрес, телефон, пожелали спокойной ночи и пошли спать. Ночь для парней «удалась», они бегали в кусты очень часто (я сама не знаю, мне потом рассказали), по очереди, организовав что-то вроде дежурства.

Утром вышли на тропу, солнце немилосердно жарило, хотелось пить, но было нельзя. Ручей – вот он, но никак. Хлорные таблетки для обеззараживания воды были, но лучше всё равно не рисковать. Шли, набирали высоту, пыхтели и потели. Парням было непросто ещё и из-за последствий киргизского гостеприимства. На следующий день ползли по препротивной сыпухе на высокий перевал. Димон с Геной сильно отставали. Я поначалу шла за ними, но потом они сказали, что им без разницы – я могу уйти вперёд и ждали мы с Рыжанковым уже на перевале их. Гена отстал очень сильно, мы даже успели замёрзнуть, несмотря на то, что хорошо прожаренными поднялись на седловину. Спуск вниз был вначале по сыпухе, потом снег, потом снова камни и в подарок за эту «ноголомку» - ночёвка на красивенном озере! Завтра нас ждал подъём на перевал Рототаева, но погода передумала и решила, что с нас достаточно подхода на ледник, ведущий на этот перевал. Уже в дожде, сменившемся с набором высоты снегом, мы зашли на моренку посреди ледника. Она была занята группой из Уфы, они шли пятёрку. Это так круто, когда ты мокрый и оттого не очень радостный, получаешь чашку горячего чая-каркаде. Нам скармливают какие-то орехи и вручают ореховую пасту (гадость, как по мне, редкостная – как будто кто-то пожевал арахис и выплюнул его в предварительно вымытую пачку из-под майонеза, но Рыжанков был счастлив и ел её со всем – с салом, с печеньем, по слухам – даже с халвой!). Мы скармливаем ребятам недоеденный суп, они разве что кастрюлю не съели, говорят, что голодные, да и выглядят уставшими. Рассказывают нам ещё один киргизский перл. Шли они мимо каких-то юрт, рюкзаки, все дела, а в группе у них две девушки. И вот, привал. Отдыхают. К ним приходят киргизы с двумя киргизками и предлагают, барабанная дробь… ПОМЕНЯТЬСЯ женщинами! Потому что как-то нерационально туристы на прищуренный киргизский взгляд используют красивых девушек для переноски тяжестей. А уж киргизы-то найдут им достойное применение, а тяжести могут и эти вот приведённые для обмена местные жительницы поносить. Я не знаю, как выкручивались уфимцы, но слушать было смешно очень!

Назавтра мы с нашими теперь соседями шли один и тот же перевал. Получилось удобно – нам протропили, мы просто зашли. На перевале наши мнения и скорости разошлись, мы пока подождали тяжелоидущего Гену, Дима разведал кулуар для спуска. Шли плотной группой. Потому что из-под ног летело всё. Даже нет, мы не шли, мы пользовали «фанский» лифт до момента начала льда. Тут Рыжанков только стал объяснять, как надо двигаться, Гена поскользнулся и поехал вниз, выронив ледоруб и активно зарубаясь палками. И он зарубился – молодец! Дальше спустились хорошо и стали смеяться над произошедшим: Гена говорил, что чего мы ему не объяснили, мы отвечали, что не успели. Связались и вниз. Дальше шли сначала по следам, потом на привале обогнали «пятёрочников» и бодро чесали на серединную морену вниз. Погода по традиции испортилась, пошёл снег, ветер, туман – всё, как мы любим. Воздух начал электризоваться. Уфимцы догнали нас и оперативно раскинули палатку, Дима ориентировался – у него что-то не сходилось, а мы ровняли площадку, пытаясь не замёрзнуть. Потом, вроде бы, погода присмирела и мы решили идти дальше, хоть немного. Дима всё никак не мог найти наш перевал. На местности был какой-то здоровенный скальный пупырь, которого не было в карте. Метусились, руковод нервничал. В итоге в уже снова налетающем тумане спустились к маленькому ледниковому озерцу, где и заночевали. Назавтра полезли вверх, а уфимцы – вниз, хоть нам снова нужен был один и тот же перевал. Фигня какая-то там с картой. В итоге окажется, что Рыжанков с его топографическим кретинизмом всё-таки был прав и шли правильно мы, но Уфу мы больше не встретили. И вот, мы сначала пёхом, потом в кошках подходим под перевальный взлёт. Ледово-снежный кулуар или скалы – надо выбрать. Меня выпускают на страховке траверсом для организации перил, через метр я уже рублюсь в качественный лёд – возвращают назад. Дима уходит на страховке вверх, крепит перила, инструктируем парней, что и как надо делать, они жумарят. Мне Рыжанков предлагает это счастье, чтобы не тормозить, облезть по скалам. Эм… А, чёрт с ним, полезу! И скалы там были не скалы, а так, камни, скорее, но я их вылезла и была невероятно горда собой! Сердце в горле, а я на станции! Сижу, подлазит Димон, за ним – Гена и тут я вспоминаю, что у руковода сегодня день рождения. Он прилез, мы покричали, что поздравляем. Рассказали парням, что они вообще счастливчики – не в каждом спортивном походе такие приключения найдёшь. Стали связываться. Идти нам по леднику с минимальным, практически отсутствующим набором высоты. Гена говорит, что больше уже не может, я его подбадриваю, говорю, чтобы посмотрел – мы же практически на одном уровне с перевальной точкой, куда мы идём. Он благодарит, говорит, что если бы не я, его бы вообще ничто не мотивировало идти, мне очень приятно такое слышать. Гене вообще было тяжелее всех в этом мероприятии, но он мужественно и стойко терпел и шёл, как мог шёл. Шли медленно, очень медленно. Дошли до места спуска уже, как обычно, в отстойной погоде. Сняли записку. Рыжанков стал готовить станцию для спуска. На камне петля, а для надёжности и солидной картинки – ледоруб в трещине в камне. «О, ледорубный крест?» «Никогда так не делал, это ледорубная херня какая-то!» Спускаться надо было по очень разрушенным скалам на красивый ровный ледник. Первой спускалась я нарочно скидывая всё, что шаталось и могло упасть сверху на нас. За мной спустились остальные. Ночуем здесь же на леднике. Утром встаём на радиальный выход на пик Скобелева, спали мы практически прямо под ним. Связались, идём. Скоро Гена спрашивает, можно ли ему не идти, отвязывается и возвращается к палатке. Мы теперь втроём бодро чешем вверх, фоткаемся и также бодро бежим вниз. Собираем лагерь и начинаем спуск с этого кольца нашего мероприятия. Спуск сначала по леднику, потом по сыпухам, а потом по травянистым склонам, потом тропа. Виды очень впечатляют. Левее нас высоченная стена вертикально расположенной сыпухи! Не могут глаза настолько врать! Ну хоть убей, не могут! Сыпуха и она вертикальная и фиолетовая! Космос! На речке обедаем, потом поднимаемся на перевал по снежку, переваливаем (через перевал гоняют скот, поэтому сложности там никакой). С Димоном идём вниз, а Рыжанков остаётся ждать Гену. Решаю, что ниже спускаться не надо – нас отстающие не догонят. Ровняем площадку, выбрасываем камни, приходят опаздуны. Ставим лагерь под фантастической формы скалой, я не могу её описать словами. Дежурит Димон и он решает КЛАВИТЬ вермишель-«паутинку»! Я не смогла его переубедить и повар сварил отменный клей с тушняком! Руковод на него злился, он был очень возмущён таким хамским отношением к еде, даже смог съесть порцию варева. Я честно выбрала мясо, остальное вылила. Утром спускаемся до реки, до которой не успели дойти вчера, и тут разделяемся, потому что вышли из лагеря в разное время. И вот, мы с Димоном чешем по широченной долине, встречаем пастуха, который очень просит посидеть с ним, но мы не можем – нам надо догонять ребят. Фотографируемся с ним и бежим вперёд. Бродим разливы реки, попадаем в верховые болота, в итоге спускаемся в джайлоо к юртам, которые надо проскочить мимо, т.е. по другому берегу реки, иначе замучают едой! Значит – брод. Река широкая и глубокая, закатывание штанов никак не помогает, в итоге я выхожу из воды с мокрыми даже трусами. Идём дальше, где-то же должны мы нагнать наших. Трындим, Димон говорит, что если ему предложат меняться мной на кого-то, он не сможет возражать, потому что он же в гостях. Наших бегунов находим на противоположном берегу реки, на который они перебрались короткими перебежками по мостику, чтобы не заметили в юрте, неожиданно появившейся на берегу, по которому мы шли. Если заметят, позовут в гости, а нам бы вниз, но отказать кочевнику – верх неуважения. И вот, мы переобулись в сандалии и пошли вниз. Сначала по дороге, а потом по азимуту через колючки и сухую траву в Кашка-су. Спускались долго, воды не было, везде текли арыки, но пить из них – проще сразу ледорубом зарубиться. Я мечтала о том, как съем два, а лучше – три арбуза, выпью два литра «фанты», пять литров ледяной воды и заем это килограммом лучшего пломбира! Я терпеть не могу жару! И вот, когда мы были на финишной прямой, мы заметили внизу на дороге грузовичок «портер», который вроде начал уезжать, но Рыжанков так обложил его матом на предмет, что не мог нас что ли подождать, что водитель как будто услышал, остановился и подождал нас. Так мы познакомились с Иргешем, он живёт тут в Кашка-су с семьёй, но сейчас летом семья вся в джайлоо под Ленина где-то, а он тут – косит траву, заготавливает сено. Спросил, где мы собираемся жить, мы ответили, что пока не знаем, он позвал к себе. Так всё это просто, он даже не знаком с нами и вот мы уже будем жить у него сегодня и ночевать эту ночь. Он же, мы договорились, и завезёт нас завтра в МАЛ. Сбросили рюкзаки, заказали баню и побежали в магазин за арбузами, фантой, водой и пломбиром. Из всего списка там оказался только арбуз. Фанту заменили спрайтом, пломбир каким-то шоколадным мороженым с кунжутом. Ну, хоть что-то. Иргеш как добросовестный киргиз накормил нас каймаком, хлебом, чаем, чем-то ещё из теста ну очень вкусным. Голодными мы не могли остаться. Я обязана сказать, что нам достался очень чистоплотный киргиз, потому что он всегда мыл руки, привозил воду из родника, в то время, как, например, хозяйка дома напротив мыла посуду в текущем по посёлку арыке, который не отличался кристальностью воды и в который только при мне минимум один раз пописал ослик.

    

Тут Гена окончательно решил, что дальше он не пойдёт – не сможет, а зачем мучиться. На мой взгляд, очень правильное, взвешенное и мужественное решение, я бы так не смогла. Ему быстро нашли такси на завтра. И пошли в баню. Лично для меня в такую жару ещё греться в бане – это надо совсем лишиться мозгов, поэтому я ограничилась помывочной, пока парни сидели в парилке. Потом мы ещё жарили картоху, делали салат, паковали вещи и спали. Утром собирались сходить в магазин за арбузом и вкусняхами, но Иргеш сказал, что поедем в 6 утра и это значило, что пролетели мы со своими желаниями. Ехали мы по утренней степи, сурки прятались в свои норки, расступаясь перед нами, те, что наглее, только провожали взглядами, ковыль блестел в лучах утреннего солнца, колыхаемый лёгким ветром. Всё дышало спокойствием и умиротворением, а мы ехали прямо, прямо в громадину пика Ленина. Кругом редкие юрты вели своё житьё-бытьё, а мы ехали.

На прошлогоднем месте у Пайзелды поставили палатку, Рыжанкова там даже узнали. Самого хозяина не было, он должен был приехать позже. Пока варили еду, Димон отдал свою страховку в «Аксай», приехал Пайзелда. Очень тепло нас поприветствовал и позвал к себе в юрту кушать. Глаз радовался, смотря на больше семейство, расположившееся за «столом». Здесь были все: и дочки, и внучки, и зятья, и дети, и сам хозяин – никаких «кыргызских» традиций. Потом нас позвали пойти с ними гулять на озёра, в которых они пытаются разводить форель. Мы гуляли, никуда не спешили. Я наслаждалась ситуацией и отдыхала душой.

Назавтра мы забросили 60 килограмм груза на лошадей и сами налегке пошли в «первый лагерь». Я боялась этого подъёма, потому что в прошлый раз он дался мне с боем. Но сейчас мы так бодро взлетели на перевал, так ненавязчиво бродили реку и увидели первые палатки, что даже рассказать нечего. А ещё по дороге взяли шефство над питерцем Серёгой, он шёл один, раньше никогда с горами не связывался, и вот на 50 лет решил сделать себе подарок – восхождение на Ленина. Ну, так себе подарок, с изрядной долей мазохизма. Жили мы с ним в разных лагерях, поэтому договорились о завтрашней встрече и разошлись в разные стороны. Стояли снова на привычном месте, рядом с лагерями «Аксая» и «Тянь-Шань тревел». Утром нас ждал очень ранний, скорее даже ночной подъём, чтобы пройти по морозу «сковородку», мы же не самоубийцы! И вот, подобрав Серёгу, мы пошли. По традиции на этом подъёме у меня стало крутить живот, сделать ничего нельзя – только терпеть. Подъём ОЧЕНЬ тяжёлый, рюкзаки весят тонну, но мороз сильный, мосты держат, снег не проваливается. Быстро нагоняем группу Ермачека, обгоняем их – они уступают дорогу. Когда идём «сковородку», сверху начинают лететь снег и лёд – расстёгиваем пояса у рюкзаков и стараемся ускориться – стрёмно. Вообще, было тяжело, чуть не сдохли мы с Рыжанковым, как-то вообще не очень. Дошли, плюхнулись рядом с какими-то суровыми альпинюгами, они тут акклиматизируются перед Манаслу, вроде бы. Спрашивают, желает ли дама пить, а дама кашляет и отвечает, что очень! Нас угощают каким-то вкуснющим непальским лимонным напитком и мы ставим лагерь. Часов 12 дня, солнце в зените, ни облачка, мы заживо жаримся в палатке, вне её находиться вообще невозможно. Накидываем на тент сверху конденсатник, это хоть как-то нас спасает. Весь день едим, читаем, спим. Завтра не ранний выход в «третий лагерь» с ночёвкой там.

Утром куча людей валит сверху вниз. Наши соседи-альпинюги собрались и пошли вверх, но не успели мы выйти, они вернулись, сказав, что все валят вниз, сегодня на 6100 передают адский ветер – сдует всех и вся. Ну, вариантов всё равно нет, хоть радиально надо сходить. Собрались необходимым снаряжением и пошли вверх. Долго ли коротко ли, дошли, посидели, пофоткали туман и вниз. Переночевали и рано утром в туманище связались и побежали в «первый лагерь». Я замыкала, Серёга шёл передо мной, неся ледоруб параллельно земле, исправляя это после замечаний буквально на пару минут, мягкие кошки на его рыбацких сапожках с «эвовскими» калошами как-то сбились. Я шла и думала, что как хорошо, что мы ему попались, иначе фиг знает, что могло было бы быть. Хотя, дурных и пьяных Бог любит вроде. Спустились мы очень рано, поставили лагерь. Днёвка. Серёга принял единственно верное решение – идти вниз и ехать гулять по Кичик-Алаю. Мы снабдили его картой, телефоном Кубана и всякими напутствиями, а он снабдил нас свежеворованной «Нутеллой» и туалетной бумагой. Значит, полуднёвка, завтра днёвка и наверх. Погоду непонятно, какую обещают, тут только повезёт или нет. Надо было позавтракать. Но нам до боли в зубах не хотелось есть нашу обычную раскладку, уже дней 15 только её и едим! Хотелось еды! Пошли в «Аксай», круче них никого тут нет, может, покормят. Мы как раз успевали к окончанию времени завтрака. Пришли, а нам говорят – овсянка. Лица наши дружно перекосились и мы спросили, а нет ли нормальной еды у них? Насчёт «нормальности» нас явно не поняли, сказали, что нет. Спросили, что у них на обед – суп с фрикадельками, что ли. Ни разу нас это не заинтересовало. Пошли к знакомому Рыжанкова - Серёге Селивёрстову в «Горы Азии», может, там нас чем-нибудь покормят. Фирма маленькая, людей немерено, они не справлялись, а тут ещё мы – нахлебники. Нас отправили к повару и предложены были нам два кусочка пиццы, три сырника и чуть-чуть варенья. Спросили ещё так – будете, мол, кушать это? Мы ответили «да» так быстро, что ещё не успел отзвучать вопрос. И вот, мы вкушали «объедки с барского стола» и думали, где ещё поживиться. Решено было совершить набег на соседей – «Тянь-Шань тревел», но надежда была слабая, уж очень хиленько выглядел лагерь. Но как мы ошибались! Нам сказали приходить к ужину – всё будет. Мы чуть дождались, оделись в парадное - в шлёпки и пуховки и ровным строем в три человека, зайдя по пути в туалет типа «сортир», прошествовали в столовую. Ни один ресторан мира, даже с миллиардом звёзд на вывеске не сможет соперничать с тем, что нас ожидало. Нам принесли порционный салат, по кусочку пиццы, по огромной порции риса с гуляшом, что-то ещё и термос с кипятком. Чайные пакетики, печенье, шоколадное масло были на столе – бери, сколько хочешь. За соседним столом чинно и благородно восседали буржуи, ели ножом и вилкой, оставляли недоеденные порции. Но вот мы, в шлёпках и пуховиках, показали им, как надо. Мы съели всё в считанные минуты, мы только что не намазывали шоколад на пиццу и не пили чай вперемешку с едой. Мы сопели и были очень заняты. Это было так вкусно, что нет на свете подходящего слова! Мы сожрали почти всё печенье, взяли ещё часть с собой в карманы, выпили весь трёхлитровый термос. Вышли, чуть ли не кланялись хозяевам этого филиала рая на земле, тысячу раз говорили «спасибо» и спросили, а что у них на завтрак. Ответ «овсянка» нас разочаровал. Как в лицо плюнули. Мы так протяжно сказали «аа, нее», что у нас поинтересовались, чего мы хотим, а хотели мы всего, но сформулировали это как «яичница». Нам ответили, что уточнят у повара. Через минуту, получив ответ: «В 8 утра вас устроит?» - на крыльях счастья летели к себе в лагерь.

Утром проснулись заранее, привели себя в порядок и в приятном волнении поспешили вкушать самые радостные радости жизни. Нас ждал омлет с помидорами и болгарским перцем, что-то ещё, неограниченное число печенья и термос. Ради такого стоит жить. Да что там жить, ради такого стоит 30 килограмм тащить на себе на 5000. Мы чуть сдерживали слёзы счастья. Рядом опять попивали утренний кофий буржуи. У меня закрадывалась мысль, что они ходят посмотреть, как мы едим, уж очень внимательно смотрели на нас. А мы блаженствовали. Я от жадности намазала полбанки шоколадной пасты на свою печеньку, о чём вскорости сильно пожалела, но пока я была в раю. В лагерь мы неспешно прикатились и легли слегка вздремнуть. Разбудила меня боль в желудке, я уверена, что всё это – проклятое масло, я его никогда не ела, да и не любила особо – не надо было и начинать. Если у вас не болел желудок – лучше и не пробуйте, болит он преотвратно. Я весь день днёвки, когда положено радоваться жизни, умирала, о еде больно было даже думать, а мы заказали ещё ужин в раю – почему жизнь так несправедлива? Парни издевались – пожирали «Нутеллу», потом проголодались – сварили перловку, а меня от одного запаха воротило. Поспала, стало немного легче и на ужин уже пошла достаточно бодро. Рулетики из баклажанов, салат, лагман, чай – повар просто золото, дайте ему все звёзды Мишлена. Мы очень тепло прощались, говорили, что нам просто вернули радость жизни, что завтра идём наверх, поэтому кушать больше не придём. Но у нас впереди был свободный вечер, надо было его чем-то занять. И мы взяли завалявшийся в нашей заброске коньяк и пошли в «Горы Азии» к Серёге Селивёрстову. Там нашлась гитара, из играющих нашлась я. Я смогла изобразить только две песни. Всё спас коньяк. Сразу спросили, чего дама желает: «спрайт», «колу» или «фанту». Дама, не задумываясь, выпалила, что желает она «фанту». Если кто не знает, я газировку в обычной жизни не пью вообще, ну не хочу я её и всё, зато в походах меня просто накрывает, я хочу «фанты», я мечтаю о ней, у меня глюки в виде «фанты», я готова продать многое за баночку напитка. Не знаю, в чём прикол, но так вот оно есть. И вот, дама пьёт коньяк, запивает «фантой» и смеётся над приколами суровых дядек. Прекрасный вечер! Потом мы пошли обратно к себе и спали.

Снова ранний-преранний подъём и вверх, во «второй лагерь». Опять очень трудный ледопад. Лично мне кажется, что сейчас сложнее, чем в прошлый раз оттого, что уже явственно представляешь, что и как долго будешь идти. Снова рюкзаки получаются нереально тяжёлыми, снова чуть не сдыхаем. Дошли, обедаем, немного спим и продолжаем подъём. Планируем подойти и стать под финальным на «третий лагерь» взлётом, чтобы завтра быстро подняться и обойтись без дня отдыха перед восхождением. Очень тяжело доходим, как-то вообще не ловим ритм. Ладно, пришли, вкопались, поставились. Завтра преодолеваем 300 метров набора и да, мы в «третьем лагере». Ставимся, кругом куча рваных палаток, ветер дует немилосердный, с погодой непонятно, что. Из палатки выходим только в туалет и то, только когда совсем прижмёт. К нам забежали – попросили сладостей для спасов, там кого-то ветром сдуло в Таджикистан. Читали, спали, ели, готовились к восхождению. Но ему не суждено было случиться этим утром. Спать можно было только в бирушах: ветер рвал нашу палатку как мог, но это ему не удавалось, казалось, что поэтому он совершенно обезумел, и решил завалить нас снегом. Мы были закопаны очень хорошо, юбка присыпана – всё, как учили. Внутренняя палатка у нас местами из сеточки. Так вот, за целостность нашего строения ветер отомстил нам достаточно жестоко, даже подло. Мы проснулись все в снегу! Он лежал на внутренней палатке под тентом красивым ровным слоем и только по счастливой случайности ещё не начал таять. Он лежал на нас, на конденсатнике, на раскрывшихся спальниках, мы вытрясали его из подушек. Всё, что было в тамбурах: ботинки, рюкзаки – всё покрылось снегом. Полчаса мы убирали это счастье, уже начиналась внутрипалаточная капель, но мы успели победить. Весь день ничего нового, снова еда, чтение, музыка, редкие и резкие забеги в туалет. Снова ложимся спать в надежде на восхождение, ветер даже стихает, всё, штиль. Мы про себя обрадовались, но рано, нас никто не спрашивал. Около часа ночи он снова начинает вчерашнее представление и утром мы опять первым делом выгребаем из палатки снег. Во «втором лагере» мы было встретили людей, которые спрашивали, как им нравится наша палатка. Мы ответили, что она просто супер-мега-пупер, какая крутая! На что они хмыкнули (у них была такая же), сказали, что у них очень много конденсата, поэтому отпороли юбку, мы только что пальцем у виска не покрутили тогда. А сейчас, выгребая снег, просто откровенно ржали над тем, что их ждёт здесь.

Вот дальше не помню, наверное, у нас была ещё одна ночь в надежде на восхождение, но и она не принесла нам того, что мы ждали и мы приняли решение идти вниз. Ну, не пускает гора, так бывает. Надо уметь отступить. И тут я поняла, насколько нам в прошлом году повезло с погодой! Мы собрались, быстро сбежали во «второй лагерь» и также быстро в «первый». Там переночевали и снова вниз – в зелёнку. Хоть шли мы быстро, но тройные ботинки успели хорошо так прогреть мне ноги. И с каким удовольствием я поменяла их в базлаге на сандалии (раньше не хотела – это же 3100 грамм счастья себе на плечи!). Надо думать, как уехать. Ночевать здесь не хотелось, стали звонить – никто не мог нас сейчас забрать. Пока мы заказали здесь покушать яичницы, как-то нашёлся джип, который мог сейчас везти в Ош, правда, кроме нас он собирался везти ещё двух поляков, итого 6 человек с водителем. Согласились. Поляки говорили по-польски и по-английски, мы по-русски, водитель по-русски и по-киргизски. Но нас объединял Димон, понимавший, чего хотят поляки. Рыжанков сел вперёд, а четверо нас – назад. Хоть поляки были дрищеватые, да и Димон не богатырь, а я похудевшая за сезон, я всё равно не влазила, так и сидела всю дорогу на одном полупопии, что, впрочем, не помешало мне заснуть. В Ош приехали глубоко ночью, вариантов не особо, поэтому поехали в гостиницу, в которой жили в самом начале. Всё оказалось занято кроме одной трёшки, которая была страшнее атомной войны. Она была очень страшная, уж на что я не привередливая, но это был финиш! Но, вариантов нет – согласились, нам же только переночевать. Днём что-то делали в городе, уж и не помню что, а вечером вместе с поляками поехали в Бишкек, а Димон остался до завтрашнего утра ждать самолёт домой. Ехали всю ночь. Ехали и приехали.

     

В Бишкеке договорились, что нас встретит Асхат, с которым познакомились тогда в юрте. Нас водилы выгрузили, а Асхат к себе загрузил и повёз домой. Ехали мы не так, чтобы долго, но мы про себя поражались, какая, как ни странно, Бишкек дыра! Сплошной частный сектор, всё какое-то страшное, тут мы свернули на нужную нам улицу и уже перестали поражаться – она как после бомбёжки. Это трындос! Ош мне нравился всё больше и больше. Приехали, выгружаемся, большой дом, на первый взгляд даже отличный, но позже в глаза начинают бросаться отклеившиеся обои, обсыпавшаяся штукатурка, трещины в стенах. Но в целом – шикарно! Нас спросили, где нам лучше жить – на улице на веранде или на втором этаже? Мы однозначно были за веранду: там было всё, что нужно: крыша, свет, умывальник, даже туалет был уличный, при большом желании в дом мы могли заходить только помыться в душе. Кинули вещи и нас позвали за стол. Здесь это был именно стол. Вообще, мы находились в самом обыкновенном хорошо обставленном, просторном частном доме. О том, что это дом «кыргызов» не напоминало ничто. Итак, представляю вам семейство: Асхат, его жена, их двое маленьких детей: мальчик и девочка, отец Асхата и позже должна прийти ещё его мать. Вообще, время для приезда мы выбрали не так, чтобы удачное, потому что приехали родители Асхата в отпуск, а сам он с женой сегодня-завтра собирается поехать отдыхать на Иссык-Куль. Сначала мы никак не связали эти события, но когда пришла мама, мы всё поняли. Невестка просто стремилась сбежать от свекрови и осудить мы её не могли вообще ни при каких обстоятельствах. Но сначала мы завтракаем супом, чаем с хлебом и вкуснющим вареньем, беседуем. В итоге я предлагаю хозяйке помочь помыть посуду, она говорит, что ни в коем случае, у них так не принято, хозяйничает только хозяйка или младшая женщина в доме. Ну, нет, так нет. И тут приходит ОНА. Вплывает, здоровается, картинно берётся за голову и томным голосом вещает, что дурно ей как-то. И вот, сколько мы с ней пересеклись, столько она давила на жалость и командовала. Из-за плохого самочувствия дочки, Асхат решил отложить поездку на озеро на завтра, мне было искренне жаль его жену. Даже Рыжанков настаивал на том, чтобы он, как можно быстрее, вёз жену отдыхать, проникся сочувствием, так сказать. Мы поехали по делам, вернулись с продуктами вечером, отложили фасовку на завтра, пошли ужинать. Мне так не нравилось сидеть там за столом, такая напряжённая была обстановка, так рисовалась эта «мама», что хотелось незаметно исчезнуть. Время тянулось. Утром всё-таки Асхат решил уезжать, а мы договорились подъехать с ним в город – нам надо забрать газ. Завтракали снова все вместе, снова воздух звенел от напряжения, но надо было улыбаться. Мне было неуютно, а Дима жрал варенье и не спешил уходить. И вот, под разговор как-то пришлось, он спросил про то, пьют ли они вино. Асхат красноречиво подмигнул, кивнул в сторону отошедшей мамы и сказал, что они пьют как настоящие «кыргызы» только чай. Ну, на том и порешили. Поехали в город, вместе пошли в супермаркет. Мы купили чилийское вино на скидке, потому что сейчас нам на дружескую встречу с московской группой, завершившей маршрут, и цукатный имбирь в будущую карманку. И тут мы наблюдали, как наши хозяева приобретают бутылочку французского вина. На наш вопрос получили ответ, что такие правильные «кыргызы» они перед родителями, а так и вина выпить могут. Ну, подъехали ещё, вышли, а ребята дальше – отдыхать. Мы по каким-то бишкекским корчам добрались до места жительства москвичей, снова удивлялись, что же это за столица такая, встретили только руководителя – Диминого друга, выпили с ним вина, поговорили, договорились вечером встретиться в кафе и пошли закупаться дальше. Я шла пьяная, потому что суп на завтрак не ела и требовала чего-нибудь поесть. Мы были как раз возле «Ошского» базара города Бишкек, но все, кого мы спрашивали, очень отговаривали нас там что-то покупать, оно и понятно, Киргизия же. Потом окажется, что это не страшный, а самый обычный базар, просто они сами в Оше не были. Но есть всё равно лучше не уличную еду. Поели в кафе национальной кухни, закупились, сели в маршрутку и поехали домой. Надо сказать, что мы огромное количество времени тратили на дорогу туда-обратно, не меньше часа в одну сторону. Хоть маршрутчики и были лихачами, гоняли так, что сердце уходило в пятки, но дорога воровала у нас время бессовестно. И вот, приезжаем домой и видим следующую картину: куча детей носится по дому и участку, мама «натурально» страдает, посуду моет какая-то беременная девушка, рядом стоит и что-то режет девчонка лет 18-20. Нам всё объясняют: беременная – это жена Камиля, брата Асхата, она будет здесь хозяйничать, пока Асхат с женой не вернутся. Младшая – это дочка свекрови, она учится в России в консерватории, приехала на каникулы и лицо у неё чертовски недовольное. Мы в шоке, обсуждаем между собой, что у нас такую бабушку, которая сама не может по хозяйству справиться и прокормить двух маленьких внуков и одного дедушку, днём с огнём не сыщешь! Нет таких бабушек, которые сами не смогут приготовить внукам еду, да наши бабушки убьют внуков едой скорее! А эта вызвала беременную невестку с другого конца города, чтобы было, кому работать! Просто в голове не укладывается. Я прошу Диму побыстрее свалить, чтобы нас не успели позвать обедать. Он как-то вяло собирается и нас зовут есть. Только не это, опять суп и эти недовольные лица! Ах да, мы как раз купили себе по мороженому и думали съесть его у себя на веранде в качестве обеда. Но Дима на радостях отдал своё детям, а я стала очень активно есть своё, чтобы он не отдал ещё и его. После супа мы поехали в город, попутно решая возникшую проблему: нам необходимо было сделать регистрацию! Выяснилось это как-то совершенно случайно, вроде бы даже Асхат сказал, что без регистрации белорусам быть в стране можно 30 дней. «Как 30?» - подавился супом Дима. Раньше было 90. Хорошо хоть узнали. На данный момент мы уже дней 25 в Киргизии, а у нас впереди ещё один поход, т.е. явно больше 30 дней. Мы спрашивали, может ли нам помочь отец Асхата, знакомый Димон. Они-то могли, но это было достаточно сложно и неудобно. И тут нас посещает гениальная идея – выехать в находящийся рядом Казахстан и въехать обратно. Так и решаем сделать. Вечером встречаемся с москвичами в кафе, ночуем и рано утром уезжаем на маршрутку до границы с Казахстаном. И вот тут мы понимаем, в какой *опе мира мы живём, как мы далеки от настоящего Бишкека! Вот он, центр. Всё как положено: стеклянные витрины, широкие зелёные улицы, парки. Красота! Всё стильно, модно, молодёжно. Мы под очень сильным приятным впечатлением. Здравствуй, Бишкек! Садимся на маршрутку, полчаса - и мы на границе. Проходим. Думали погулять по Казахии, но там нет ничего. Мы в каком-то посёлке, ещё только часов семь утра, делать совсем нечего. Давай пойдём сразу обратно? Скажем, что ключи забыли! Далее следует фонтан идей или отмазок уровня «честно учил, но забыл». Ну, идём. Казахи выпускают без проблем, а вот киргиз говорит, что не имеет права, мы же только что покинули страну – идите к начальнику смены. Начальник сидит к нему спиной и шлёпает печати в другом окошке. Мы переходим к нему. Спрашивает, чего так, а сам улыбается. Мы применяем всё своё актёрское мастерство: «Честно, со знакомыми встречались! Честно-пречестно!» Он смеётся и говорит: «Мои вы дорогие! Скажи честно, регистрацию не хотел делать?» Эта его улыбка подкупает и Дима сдаётся: «Ну а чего вы сделали только 30 дней пребывания?» Дальше слово за слово, мы альпинисты, а что там в горах есть? Золото небось? Посмеялись и разошлись. Сели обратно в ту же маршрутку и через полчаса мы уже были законопослушными туристами в Киргизии, гуляя по центру столицы. Вот так, без очередей, с минимальными денежными и временными вложениями мы сделали регистрацию. Восток – дело тонкое, всё-таки.

День мы закупались и фасовались. А вечером договорились наконец увидеть того самого легендарного Димона. Он забрал нас на машине недалеко от нашего дома (район Ак-Арго). Забрал, говорили и ехали к нему в район, где договорились посидеть в пивняке. Позже к нам подошла его жена Марина. Они оказались просто потрясающими людьми! Мы были знакомы вот уже как час, но общались так просто и непринуждённо, как будто знали друг друга всю жизнь. Димон всегда сильно и много помогал с газом и погранпропусками, но кому он помогал, увидел только сейчас. В этот вечер много шутили и смеялись, рассказывали разных историй, договорились, что он нас завезёт на место старта, что у него можно сбросить лишние вещи, если что. Потом пришла глубокая ночь, надо было ехать домой. Димон сказал: «Марина, ты знаешь, где они живут? В Ак-Арго!» Марина очень удивилась, спросила, что мы там забыли, мы рассказали свою историю. Димон прикалывался, что ни один таксист нас туда не повезёт, хотя, он может подумать, что всё равно «этих» убьют первыми, а я проскочу, и тогда согласится везти. И мы с миром поехали, договорившись завтра вечером встретиться посмотреть-пообсуждать карты, а послезавтра утром выехать.

Утром мы снова не успели сбежать до приглашения на завтрак. Снова «доброе утро». Нас «мама» как бы невзначай спросила, а когда мы там уже в Ала-Арчу уезжаем? Мы ответили, что завтра, а потом между собой долго и много смеялись над этим. В обед был вообще шок! Снова не удалось избежать гостеприимства, а «мама» так у меня взяла и поинтересовалась, что я умею готовить. Я про себя подумала, что суп из пакетика умею, но вслух ничего не ответила, потому что неясно, что будет дальше. А она такая дальше намекает: «Я вот рыбьи хребты из морозилки достала, ты бы могла нам суп приготовить». Я даже не нашлась, что ответить! «Ну, попозже, наверное», - сказала она, глядя, как изменилось моё лицо. И мы свалили. А Рыжанков ещё долго издевался надо мной, что мол, могла бы и сварить. О, ещё я расскажу про её младшую дочку. Мы с Димой обсуждали, что она всегда недовольная. Но пришли к выводу, что это оттого, что её тут заставляют работать по хозяйству. «Внученька, приезжай к нам на каникулы!» «Да пошли вы на**й с такими каникулами!» Эта вот ситуация нас очень веселила. К вечеру окончили фасовку и поехали встречать своих прилетевших товарищей по приключению.

Заселили мы их в хостел возле Ошского базара. Симпатичный хостел, надо сказать. Если Серёгу я знала, то Олю должна была увидеть сегодня впервые. И произвела на меня она не самое лучшее впечатление - показалась какой-то капризной и очень высокомерной. Ну, как-нибудь перетерплю, 18 дней – не так много. Ещё Оля не ест мясо, а в Киргизии это невозможно, мы долго искали, где поужинать ребят, потому что здесь всё с мясом! Предупредили о необходимости мытья всего и вся и поехали на встречу с Димоном. Я ждала этого с нетерпением, уж очень он мне нравился! Ожидания были оправданы полностью. Этот человек шутит каждым предложением, у меня уже болели щёки от смеха. Но нам надо было дособраться, завтра же выезд на маршрут. Снова такси, снова нас никто не убил. Собрались и спать. За нами утром заехал Димон, мы отказались от завтрака супом (наконец-то!) под предлогом того, что нас ждёт машина и поехали за ребятами. Пока ждали их из тура по обменникам, позавтракали самсой так, чтобы на два дня хватило. Оля снова «проявила» себя, даже Димон пожелал нам удачи. Поехали. На месте мы оказались довольно быстро, даже очень. Оставили по дороге одну заброску, Димон пообещал привезти нам вторую в Ала-Арчу, когда мы ему сообщим и уехал. А мы в лямку и пошли.

Поход этот был для меня чем-то совершенно непонятным, то ли смазанным пятном, то ли ещё чем-то таким неопределённым, что я даже не хочу его вспоминать. Горы точно были красивы, очень! Погода немилосердно нас баловала, из 18 дней только один раз вечером начинался дождик, но так и не начался. Я изначально не собиралась брать пуховку – только пуховый свитер и случайно забыла флиску. Так что, меня, чуть что, планировалось утеплять всем миром. Но «чуть чта» не случилось и я обошлась, вдобавок к своему, только Диминой термой. Совершенно неожиданно порадовала Оля. Что с ней было в первый день нашей встречи – я не знаю, но весь поход мне было с ней приятно и легко общаться, весело и понятно, большое ей за всё спасибо. Я совершенно не запомнила названий перевалов и районов, где мы ходили, хоть это первый поход, где я с интересом вникала в карту. Что-то шли, что-то лезли. Но нервное напряжение было так велико, что я только чудом держалась и не срывалась на окружающих. Я ждала, когда мероприятие закончится. В лагере на второй заброске, которую привёз Димон, вздохнула легче – скоро уже финиш, дней пять осталось. Но потом было восхождение на какую-то гору, на которой я хотела только закончить всё прямо сейчас, немедленно! Оставшиеся два дня я никуда не ходила. Меня спасали от нервного срыва природный пофигизм, которого ещё немножечко осталось во мне, Даша Донцова и Оля. Когда все пошли куда-то вверх, я отказалась и пошла на хижину Рацека вниз. Шла очень медленно и очень долго, шла и думала о том, сколько ещё идти. На месте я бросила рюкзак и пошла искать мобильную связь, чтобы сообщить Димону, что завтра утром нас можно забирать. Я оббегала хребтик туда-обратно два раза, но ничего не менялось, ловила только «О!», которой у меня не было. Вернулась к рюкзаку, заварила себе кофе, съела сникерс и легла спать. Разбудили ребята, когда пришли с восхождения. Я не собиралась им помогать в готовке. Поели и вниз. Колени просили о пощаде, но идти было ещё много. Когда спустилась в лес, пошёл дождь. Я пришла на нашу секретную поляну уже в сильном ливне, палатка стояла, мы забились внутрь, позвонили Димону, а он сказал, что может приехать прямо сейчас. Я сказала, что мне без разницы, а про себя умоляла сказать ему «ДА!». Он приехал через полчаса где-то. По дороге к машине выбросила свою окончательно порванную рубашку. Не смогу словами описать, какое облегчение испытала, когда села в машину. Всё, я дождалась! Дальше уже ничего неважно, я смогла! Мы через полчаса были в Бишкеке, ехали в магазин. Все вокруг в шортах, а мы в гамашах и пуховиках. Покупаем всё, что видим, хоть есть особо и не хочется: огромный арбуз, дыню, курицу-гриль, мороженое, салаты, ещё кучу всего. Ночуем ближайшие две ночи у Димона, его Марина уехала в Италию и дома только маленькая дочь. Приехали, сильно разводить срач себе не позволили – соблюдали приличия. Долго по очереди мылись, много ели. Куча приколов от хозяина: «бухенвальдский крепыш», про недоваренный несолёный рис, ещё много чего. Утром заплела дочке косичку, она получила от папы инструкцию, что надо сказать бабушке, что это он её так здорово заплёл. Пошли гулять в город в сопровождении лучшего экскурсовода. Димон очень настаивал, чтобы мы попробовали местный напиток «Шоро», это что-то кисломолочное с какими-то отрубями и прочим «сеном». Мы попробовали один раз и искренне не могли понять, он прикалывается, или ему действительно вкусно. «У нас быстрый пешеход – живой пешеход»; «давайте его переоденем, а то соседи уже спрашивали у меня, что я за бомжей к себе вожу, сейчас ещё менты заберут»; «а вот здесь у нас маленькая Европа – только на этом и на соседнем переходах пропускают пешеходов». Это только мизерная часть приколов, которыми нас одарил щедрый хозяин дома. А вечером снова сумасшедшее застолье, короткая ночь, рано утром самолёт у ребят. Далее нам Димон вручал ключи от своей квартиры, потому что уходил на работу, а нам надо было съездить в транспортную компанию – сдать рюкзаки, чтобы дальше ехать в Узбекистан налегке, вернуться домой за нужными вещами и оттуда поехать на автобус. Что будет с этой поездкой и как она пройдёт, я старалась не думать, пять дней – справлюсь. Сейчас главное – вещи отправить. С психами и пререканиями, с чудесами киргизского офиса фирмы «КИТ» мы всё-таки отправили груз, с немалой долей сомнения в том, что сможем его получить в Минске. Вернулись в квартиру, убрали всё, успели приготовить поесть. Приехал с работы Димон. «А мне дочка сегодня утром говорит: Пап, а что, альпинисты у нас теперь всегда будут жить?» Мы плакали! Приехало наше такси, мы очень тепло прощались, благодарили за всё и уехали на автовокзал. Вот бывают же такие «мировые» люди! Человек просто праздник нам подарил! Спасибо ему ОГРОМНЮЩЕЕ!!!

     

На вокзале мы потратили на ништяки последние местные деньги, сели в автобус, идущий через Казахстан до границы с Узбекистаном, и началась новая, история.

Продолжение отчета читайте по ссылке:
Сочинение на тему "Как я провела лето 2017" - Часть 3, Узбекистан

Категория: ПЕШИЕ ПОХОДЫ | Добавил: DzedFyodar (01.02.2018) | Автор: Анна Захаренко
Просмотров: 93 | Теги: горы, поход, Восхождение | Рейтинг: 5.0/2

Поделиться:


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Главная |  О проекте |  Обратная связь |  Реклама на сайте |  Подписка RSS