Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск на сайте

ТОП-5

20.10.2011ИСЛОЧЬ

Описание реки Ислочь

Прочитано 16586 раз.

24.10.2011СУЛА

Описание реки Сула

Прочитано 13531 раз.

25.10.2011ПРОНЯ

Описание реки Проня

Прочитано 11716 раз.

05.01.2014НАЗВАННЫЕ

Гора Лысая, 343,2 м

Прочитано 11398 раз.

06.06.2012СТВИГА

Описание реки Ствига

Прочитано 10653 раз.

Облако тегов

Геликтит-ТМ Августовский канал спелеология байдарка Сула спелеоклуб альтаир Ислочь ПОЕХАЛИ! Клява Брест покатушка рогейн велопробег Польша Ельня болото Мнюта ровар паход велосипед турклуб Вилия кемпинг прыток Усса фестиваль Нёман приток Проня спелеологи гонка РТСС ТПМ граница Тышкевич мультигонка Березина Неман клуб Нарочь Нарочанка EuroVelo-2 маршрут походушка марафон Налибоки Гродно река Бобр паводок Ясельда конкурс туризм Сьцьвіга Ствига Льва Шоша веломаршрут чемпионат кубок Страча Припять велопоход Западный Буг Птичь Сха Вілія Полесье Случь книга соревнования отчет высота пеший поход Спортивный туризм Беловежская Пуща гора Маяк горы архыз школа туризма Красный бор Хибины новый год гора высшая точка возвышенность гора Лысая гора Высокая Воложинские гостинцы Щара поход вершина ПВД сплав байдарки Двина Западная Двина водный поход Свольна

НАШИ ДРУЗЬЯ

Водными маршрутами Беларуси

ИНФО-ПАРТНЁРЫ

На сайте

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0






Главная | О проекте | Обратная связь | Реклама на сайте | Подписка RSS
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | Мой профиль | Регистрация | Выход
Активный туризм в Беларуси
Реклама: Интернет-магазин TurSklad.by - найдётся любое снаряжение для туризма!
Каталог статей


Главная » Статьи » ОТЧЕТЫ О ПОХОДАХ ПО РБ » ВОДНЫЕ СПЛАВЫ

Ночной поход N2
"Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам”. Лучшие лужи – в пятницу.  День особенный. Краски под вечер  наполняются цветом, а в ночь  они закутаны в  шорох ветра. 

Вот я и дождался двух событий вместе - весны и конца недели. Время сейчас около 19.00.  Железяки «Тайменя»  звякнули на пути к вокзалу. Я тороплюсь на  черную речку. Ночью все реки - черные. Маршрут воды взял  из книги  Василия Журавлева и Федора Сабодаш-Радько.
Покидая очаг,  вынул палатку со спальником из рюкзака. Эта ночь –  не для сна. Буду юлить в корчах, воевать завалы  и слушать лай на  короткой Титовке, что бежит возле станции Пуховичи.
Я закрыл дверь на ключ в два оборота и подумал: «Скоро обернусь, не успев в природе, как следует, расположиться. Так зачем же туда?» И себе ответил: «Вязаный крючком  туман, рыхлое пятно  фонаря и большая нескладная ночь, как рубаха на вырост, – это суть, в которой полагается ничего не упустить».
Итак, весенний Минск, 22-ое апреля 2011-го года. День рождения вождя пролетарской революции.  Я подумал: времена вождей сменили механизмы  и приборы. Теперь пробуют вести они. На башенных вокзальных часах  20.00. Мой навигатор GPS оживать не хочет. Карта спутников зелеными точками не горит. Вместо перрона  показывает  Кандалакшский залив, где закончил с друзьями поход прошлым летом.
До отхода электрички несколько минут. Сухо под крышей платформы N 2.  Нет дождика  – не будет в дороге  благоволения.
   Тронулись.  Люди на  колесах  чуточку счастливей.  Дядька подсел:”Выпей со мной. У меня есть”.  На отказ не обиделся. 
Железные колеса за пределами Минска. Окна тускнеют. В небе - хоть бы звезда. И что  меня дернуло в ночной поход?  Не иначе – бетонный городской холст. А где прямые  линии и углы – там по О. Генри «нет ничего естественного».
В вагоне движение: "…электричка на Барановичи ?”
- Вам в обратную сторону.
Про себя отметил: «Мой вагон катит, куда надо».
   21.37. Станция Пуховичи. С упаковкой на колесах я подался к реке.  Тротуар  прерывается разъездами. Колеса – трах-тарарах – летают вверх и вниз, а я додумываю план: как умней сплавиться по Титовке. 
   22.00.  Первый мост. Машины густо через него. Я не перешел, а свернул к берегу и стал мельче дышать. Воздух невкусный. Хозяйственное мыло и хуже: что-то издохло.  Потянуло отходами долгой зимы. Скоро приблизился  к плотине. Парни c девушкой пытливо:
- А ему  что надо на нашей территории?
А мне нужно многое.  И первое – встать на речку, что освободилась ото  льда. 
Осмотрелся. Неуютно здесь, а еще и другое:«Соберу байдарку и… сразу  - завалы:  все,  что в обычае узкой воды.  Пойду  к  дальнему мосту».  Колеса запрыгали по кочкам пустыря.  
Уперся в забор. Тропинка под него. Мысль, что ночь проблуждаю с упаковкой-«тачанкой»  по Пуховичам,- много позабавила. Вдоль забора - скос в озерцо.  Я пронес байдарку по  косогору. От груза и стараний вышибло пот.  Я подумал: «На  Титовке отменный туман.  Он охладит». 
   С вязкого пустыря выбрался на плитку тротуара. Подумал: «Первый подход к реке был пробный». Включил навигатор GPS.  Глянул в экран: «…спутники не ловит, а на Кольском п-ве  исправно работал». 
Колеса тарахтят за спиной.  Так весело стучат, что будет подвох. Шагаю размашисто и часто меняю руку – млеет. Поравнялся с подсветкой здания: "Академия наук”. Изумился вывеске. И вдруг …  GPS ожил. Все же науки – «ведьмы те». Спутники мигнули зеленым. Экран высветил карту Марьиной горки и точку, где стою. До бетонного моста  еще порядком, но главное – могу себя «наклеить» на местность.
Тротуар оборвался, а с ним - и освещение. GPS подсказал: дорога рядом. 
Зернистый асфальт. Иду минут сорок и думаю: «Скорей бы зачерпнуть веслом».  И точит втихомолку мыслишка: «Хорошо ли, что спальник и палатка – дома остались?». Голос  в ответ: «Для чего живем?! Это правильно – пощупать темноту».  Так в сплетение мнений иду. Ослепят фары, чтобы глаза не привыкли к темным краскам.  В небе ветер.  Заслонка облаков несется к цели.
Позади смех. Девчата легким шагом  наступают  на пятки. Я оперся на байдарку: «Отдохну». Не теряя времени, глянул в  GPS. Эта штука вызывает симпатию. Шлю позывные, и космос человечно отвечает. Прибор показал: «Ты у цели. Мост - на носу». Перед мостом развилка. Всплыл на ум рассказ О.Генри и понятная подоплека: куда не верни – исход один.  А все же, давай рассуждать. Если прямо по улочке - часть завалов смело вычеркивай. Но !!! Собирать «Таймень» под лай околицы… Непроглядно там. Я повернул к мосту. Так  лучше будет. Твердый  сход к воде. Какой-никакой - фонарь. Территория ничейная – без хозяев. 
Я не только оставил палатку дома, но сменил сапожки ПВХ на длинные болотники, и -  угадал.  Ночью в болотниках отрадно. 
23.00. У опоры моста выбрал, где  суше.  Под берегом дерево. Вода журчит и ныряет. Этот бег за ночные кулисы сразу добавил нетерпения. Пальцы побежали по узлам развязывать упаковку. Стихийно возник мини-субботник. Битое стекло - в сторону. А вот, камень из земли…-  с ним буду мириться. 
Звуки под фермой моста гулкие.  В  «акустической трубе» осыпался  грохот  грузовика. Пар и щелканье теченья. Я нашумел, вынимая каркас. Машина на мосту затормозила. Нет… проехала дальше. Я стараюсь быть незаметным.  Это правило ночи: раствориться и – ни гугу.  Тогда ты в ее правах.
Сыро и зябко. Старый прямленый каркас упирается, не хочет быть собранным. Что у него на уме ? Теплые карельские пороги, да соль морской волны, что корябает поверхность трубок. Я вытряхнул гардероб из рюкзака. Стал истово утепляться. Девичий смех прыснул над головой. Прошли гурьбой поверху. Может, и весна неторопливая от того, что не торопятся они.
Придорожный свет жиденький.  Под мостом – ни зги.  Личные вещи светят ярче. Я включил фонарь. 
Не звездится. Грех зимы не вышел из рук. За долгие снега  я отвык собирать байдарку. ПВХ-оболочка задубела. Каркас вошел туго. Я не смог его полностью  стыковать.  «Таймень» будет шаткий. По мосту прогрохотала машина.
Напоследок  окинул сборочный пятак.  Никакая вещица не запала в темноту. Все на месте. Торчащий камень  - тоже.  Он не помешал. Пожалуй, и все, что углом – можно обойти.  Но не минешь задачи, что  зовет и толкает.  И я войду  в распущенные косы ручьев и ведьм.  И ничто не изменится в этот час. Ночь – материя без времени. Время – грех.  Потому плох день, но прекрасна ночь. Кто торопит других – грешник.
Где  же спускаться ? Берег крутой.  Хочу разбега.  «Да нет…  - говорю,- пора, Петрович, быть  степенней.  Вливайся тихо податливой проволокой. Растворись металлом в мутной «царской водке» Титовки. И так  бестелесным  - до первых петухов».  
Потянул байдарку по ложбине  косогора. В хляби под ногами зарыто достоинство: лодка легко скользит.  Свернул  в ломкий прошлогодний тростник. С бугра вниз и… в топь. Налег грудью на байдарку.  Прорвался к воде. Под ногой почуял опору. Дно - твердое, устоявшееся за вечный срок. «Таймень» въехал в воду  чистым изнутри.  Скоро в нем будет всего: черный скрученный лист,  сучья и кислая кора.
Перевалился в байдарку. Отчалил. Пусть простит меня ночь за порчу  покоя острым предметом – «Таймень». На часах: 00.40.  Сделал гребок и… наискось дерево. Заняло всю дорогу. Сучьями в воду и вверх.  Фонарь вырвал верхушку. Та ушла на берег в темноту. Нехотя вылез. Поволок «Таймень» посуху между  корчей.  Под старой травой хрустнула  старая бутылка.  Мусор под ногами мало волнует. Надо сберечь глаза. В тумане сучья остры. 
- С  почином, Петрович !- поздравил с первым обносом. Прежде,  чем ссунуть лодку – всмотрелся: черная резвая вода. В ней -  душа,  и шум ее – нить работы, которой повязаны все мы.
Что-то жуткое  вырвалось из недр. Вода содрогнулась -  утки. Не гребу.  Пусть водица гребет и наносит  на что-нибудь.  Байдарка уперлась.  Включил фонарь и полез в нос. Что-то сплелось остатком вяжущей силы. Я вернулся на место. Пора быть ломовиком.  Принял в сторону и с хрустом пролез. Ветки и паводковую сбитень-траву выбросил прочь. Вода – не дай бог оказаться за бортом.
Правый берег – гребнем в мутное небо. Левый – не различимый. Низкое - всегда  хитровато и не видимо, пока серьезно не напорешься. Мулит глаз одиночка-фонарь издалека.  Неоновый свет расшевелил одиночество.  Первый его обхват - сердце стесненно пискнуло. Берега ушли. Вода по кругу. Безбрежная вода. Куда идти? Короток луч. Вязнет фонарь. Чудится-мнится сужение.  Вплываю в дерева падшие и накрененные. Хрустнуло под днищем.  Рыскаю по сторонам. В луче  нет предметов. Кажется, я втянулся в  пласт, где бродят зыбкие реки, смыкаясь в нестройную вязь.  
Тронулся наугад. Русло – едва полунамеком. Забито тишиной. Проводом без тока на восток. Ровным тоном гудит шоссейка. Внезапно - вибрация. Что-то рядом.  Умерил ход. Потянул воздух. Зрачки заподозрили предмет.  Скромно «дзыгает» верхушка топляка. А где-то в ее такт съезжают ледники, и влажный ветер врывается в пустыню. С понятной  опаской объехал.  «Да что я… взялся  грести ? Пусть тянет теченье». 
Когда ты быстр – движения точны. На медленном ходу, как в дырявую лодку, в тело сочится дурман. Я теряю тепло,  совею. Замок рукав. В голову  - туман. Белые фигуры вплывают в мыслительные тоннели.  Голова тяжелеет. Голова – два пуда. Голова опрокинет небо.
Время и координаты «уехали».  Звуки угасли, лишь - брех собак. Но… чу - новый шум. Быстряк вынес к мостку. Я отгреб чуть назад, не даваясь воде, ее напору. Видимость - ноль. Бурлит горласто. Тащит вперед.  Я сместился байдаркой вправо.  В корму тыкнуло бревно.  Попятился влево - уперся сук.  Невидный слив рокочет.  Вода рвется из-под лодки.  Ей доверишься - накажет. Обратным гребком держусь посередине: «Что ж делать?». Причалить некуда. Промерил глубину. Весло ушло  – глубоко.  Берега напряженные скрытные. Разлапистые кроны над водой. И нет луны. Я плотней  шляпу и - в «стог» дерева. Байдарку обдало треском.  Под ноги посыпались сучья.
Вылез у края мостка. Прочистил ближний слив. Сунул лодку и впрыгнул на ходу. Живо пронесся по струе. Оглянулся довольно: «Знай наших ! Обнос не понадобился». И спокойней заключил: «…уж нет, не осталось  ничего зубастого. Великое динамо ночи искрутилось на угольный порошок».
За мостком вода запуталась в деревах. Я потыкался и задним ходом выпорхнул на чистое. Посмотрел в шумный слив на середине. «Хорошо, что  туда не пошел». Вдруг «рвануло» метрах в двух, и  - гвалт.  Я вздрогнул, пригнулся. Снова утки - на взлет. А зачем удирать ? Сметливая утка шмякнулась обратно,  чуть ли не в борт. Повезло – не в меня, а то бы - обделала.
Перекрестье стволов.  Я вылез. Дернул байдарку через них. Примерился  к корчу и дальше шагнул.  Подо мной – шипящая переплетенная вода. Подумал: «…Глухое время. Когда люди  в кроватях – они безвредны для планеты. Она от наших  трудов отдыхает. Потому-то - благодать для нее и тех, кто тянет свой путь». Я с подъемом продвинул «Таймень», побежал руками по бортам и  впрыгнул. Корма подсела на ствол. Я «клюнул» носом вперед.  Байдарка втянулась в пресный туман. 
За час  я освоился в Титовке.  GPS в гермомешке - глубоко.  Вынимать не буду.  Неопределенность взвешивает точней «мясо» ощущений.  Крадусь кончиками ресниц и  моргаю. Незаметно  изменил принципам и взялся бурлить. Слепые виражи… Лопасть сминает мякоть черноты. Как грубо бьется пульс в этой рубке! Что нужно в этот миг еще? Ветка царапнула остро по щеке.  Другая – сбила шляпу.
Пора бы кое-что осмыслить. Тьма проникла в глаза,  поставила в уголок кочергу, исказила предметы. С «кочергой» берега и лодка  удлинились.  Лишь корчи не даются чертовщине – мертвы и надежны. В них нет ни зла, ни добра, но я нарушил завет – не спеши. Я скорость имею. 
Плотное глухое – деревья из воды. Эту цепь вряд ли пройти.  Наехал и застрял в баррикаде.  Надавил топляк. Нога в болотнике  провалилась. «В пролубку»,-  сказал бы дед Яков. Я выдернул сапог, подался назад и – байдаркой в брешь.  Подкинуло, накренило. Пошатнулся и проскочил.
Замлела чудовищно поясница. Дольше сидеть невозможно. Я покачнулся, разминая спину. Проку мало. Нужны другие хитрости. Нужен сон. Я голову - вверх. Вот где – постель. В небе  ровно и глухо. И ни черточки там не прибавилось  о моих километрах - тех, что позади.  Более сочувствующий надсмотрщик  - время. Но нет его. Я лисичкой замел след. 
Студено заныли колени – еще один жалобщик. Ладони холодной сваркой приварились к веслу. В мозгу выпукло мерцает «восемь». Столько километров от моста до устья.  На Свислочи будет шире и светлей. Жужжит шоссейка за километр. Я цепляюсь за звук и хочу на берег. Хочу плечами огреть землю.  Кровь успокоится,  густея в тумане. Так лежать и лежать, вбирая холод и ясность мыслей, да и приподняться с луга дрыжиком хрустящим, словно не уставал.
Прорезался бетонный мост и темное двухэтажное строение. Вода громыхнула по бетону.  Побежали звонкие быстряки. Косой ствол вынырнул врасплох.  Я разминулся и провел с собой «политбеседу».  Пора на сушу. Нахватался я реки – «наелся». А выбраться трудно. Берега обрывистые.  Летом обнажатся комариные низины. Но сейчас…  Обманываю себя. «Поворот – говорю,- и причалю». Мощный толчок сотряс корпус.  Байдарка вкопанная. «Что такое?!».  Подловил корча. Глубина и напор. Я кинулся в нос по рюкзаку, через шпангоуты. Слышу - корч под ногами.  Не хороший острый – в масть мелких передряг. Я назад - в корму. Сел задом наперед. Резко – аж хрустнуло в плече - врубил гребок. «Таймень» сдернулся. Мгновенно оценил - шкура не пробита. И меня несет. Десять минут иду на «пониженной передаче». Просветлело, но это – не рассвет. Небо дало трещинку.
Кочерга ночи шевельнулась в глазу, и Титовка вильнула  в лес. Туман обжег щеки. Я наддал веслом. Хочу согреться, и снова - удар. Снова «политбеседа», и включаю фонарь. Все возвращается «на круги своя». Фонарь пробивает белый тоннель. Скребусь мышью. В голове  разросся, качается колокол. Я таращу глаза и с трудом сохраняю равновесие. Где-то вновь шумит, но это не в реке - в голове.  Это сон мой шипит униженной гадюкой. 
Высокие деревья. Течения нет. Недвижная вода в корнях. Вдруг чувство ока, что  пристально изучает. Взгляд в спину следует.  Чья-то наволочь пошарила во мне. Я вздрогнул, обернулся. Ужас коснулся  висков. «Неужели -  пуглив?».  Ускорил ход и… - третья «политбеседа».
Обрыв и сосны вижу отстраненно. Картинка поменялась. Теперь дрема –  явь. И трудно сказать: где я на деле. Налагаю слова из описания на вид, что имею. Сходится.  Значит, устье Титовки рядом.
03.20.  Слева открылся рукав. Это Свислочь.  По часам - ночь, а будто и не ночь. Над лугом она – бархатная светлая, как вымытый пушистый пес. По «проспекту наяриваю» в полную силу.  Кусты с берега. Виды знакомые с детства на Днепре, где отец ловил рыбу. Ловил голыми  руками под ветками и в корчах, выбрасывая плотвицу и ерша нам с сестричкой на берег. 
Быстро взял несколько поворотов. Косые рогатки из воды. Я взломал веслом воду. Задушил скорость. Сам тяжело дышу. На минуту пришло тепло и быстро удрало. Предутренний час - время, когда небо забирает  энергию  с туманов и болот. Мне бы валенки и тулуп, и причалить к чахлому бережку. На высокий - ноги одервенелые не взберутся. 
Недавно казалось: темень – мертвый лист, а -  не так.  Ночь – государство, и службы работают строго. Приливы-отливы мрака.  Из дегтя его  выплетается нить,  что вяжет предметы. Зацепит, прикружит и тянет. Этому знак – тоска. Потемнело. Я  на часы, и понимаю потрясенно: это все еще – ночь.
Поворот.  Деревья и сужение.  Выворачиваю и выворачиваю. Обогнул по кругу: выхода нет. Где течение? Куда пропало? Я вышел из кольца обратным путем.  Достал GPS. Пока прибор входит в режим,- взглянул на реку и вздрогнул. Есть течение, и  нос мой - по ходу движения. Ловушка исчезла, а была ли она? После мрачного леса и нелюдного взгляда - несу в себе мистику. 
Петли по лугу, будто путаю следы. Большие амбары. Яркий  фонарь, и нет совсем людей.  Почему? Я забыл в который раз, что пятничная ночь продолжается. 
4.00 Бетонный мост. Здесь я причалю и растянусь на бугре. С тех пор, как покинул электричку –  не отдыхал. Но что-то не так. Руки продолжают грести. Значит, во мне – два хозяина. 
Вспыхнул матовый капроновый футляр, в котором лежит GPS.  Цветом фиолетовым охватился  и погас. Это – последний привет, знак, что GPS - разрядился. Холод и сырость забрали энергию аккумулятора. Вот теперь, я одинок. Заштормило. Вода тихая, а меня колышет.  Гребу, раскачиваясь. Так  борюсь со штормом. Одна лишь осечка и пытка – мир в глазах пресекается.  И шторм пытается байдарку опрокинуть. «Ничего не получится,– говорю ему,– я все вижу».

Костер

4.30.  Слева лес. Метровый обрыв. На него можно выбраться. Байдарку наверх. На бровке дороги разжег костер. Положил на песок с иголками коврик ПВХ. Лег набок. Глаза ластятся к свету дрожащего пламени. Топорик возле руки. Утро сумеречно  наползает. Чутко  слушаю тишину и огненный треск. 
Очнулся от шагов. Парень-рыбак с собакой на поводке: 
- Ваша шапка сгорит.
Я подвинулся от костра и  забылся в набрякшей Титовкой дерновине сна.  «Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам»,- последнее, что пронеслось. Все же ночь меня опрокинула. Я «упал» весь, как есть, в туманную вешнюю Титовку.


17.06.2012  

Олег Воробьев
Минск


Источник: http://forum.poehali.net/index.php?board=7;action=display;threadid=44723;start=0#msg571177
Категория: ВОДНЫЕ СПЛАВЫ | Добавил: DzedFyodar (18.06.2012) | Автор: Олег Воробьев E
Просмотров: 2727 | Теги: Свислочь, Титовка | Рейтинг: 5.0/1

Поделиться:


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Главная |  О проекте |  Обратная связь |  Реклама на сайте |  Подписка RSS